RU
Все новости

На Донбассе 430 тыс. детей живут под риском смерти или травм от мин: Истории пострадавших (Фото)

Фото: скриншот видео
Фото: скриншот видео

После почти шести лет конфликта Украина является одной из стран мира, наиболее пострадавших от мин. На Донбассе 430 тыс. мальчиков и девочек продолжают жить под риском смерти или травм от мин и других взрывоопасных остатков войны (ВОВ). Истории этих детей поражают и огорчают. Но они также дают надежду всем, кто получил ранения из-за мин и ВОВ конфликта на востоке Украины, сообщает пресс-служба представительства Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ/UNICEF)в Украине.

«Мины и другие ВОВ стали главной причиной гибели и травм детей в связи с конфликтом в 2017 года. Около двух третей всех зафиксированных смертей и увечий среди детей произошли именно из-за них. Кроме того, мины и ВОВ оставили много детей с инвалидностью на всю жизнь», – говорится в сообщении.

Мальчику Саше из прифронтовой Красногоровки (Марьинский р-н, Донецкая обл.) было девять лет, когда в результате взрыва он потерял пальцы левой руки. «Я думала, что снова начались обстрелы или что это петарды», – вспоминает его мать Елена, которая в то время находилась в доме.

Она грустно наблюдает, как ее 11-летний сын одной рукой замешивает тесто. «Позже мы нашли огромные осколки в саду», – добавила она.

Родной город Саши окружен минами. Расположенный практически на линии разграничения, город неоднократно подвергался обстрелам. Местные жители шутят, что взрывчатку легче найти, чем питьевую воду (поскольку водоснабжение в город не осуществляется уже на протяжении четырех лет).

«Война везде. Дети живут в условиях войны», – говорит один из соседей Саши, чей дом один из многих здесь, которые были повреждены обстрелами.

У подруги Саши, Софии, которая пострадала при том же взрыве, врачи изъяли из тела 30 осколков мины. Ей было всего три года. «Эти дети являются одними из около 400 тыс. детей, которые сейчас проживают в 20-километровой зоне по обе стороны от линии разграничения, сильно загрязненной минами. В большинстве случаев жертвы среди детей случаются, когда дети подбирают взрывчатые вещества, такие ​​как ручные гранаты и запалы, поскольку думают, что это игрушки», – отмечают в ЮНИСЕФ.

В прошлом году 17-летний Максим потерял руку и глаз, найдя небольшой заряд в своем саду. «Я зашел в дом. Я сидел на диване, смотрел "Симпсонов" и держал заряд в левой руке. Просто крутил его. А потом он взорвался. Я помню, что упал в коридоре. А потом прибежали моя мама и солдат, который живет рядом. Они помогли остановить кровь и вызвали скорую помощь», – вспоминает он.

Часть руки Максима ампутировали, а из головы вынули осколки. Спасти его глаз не удалось. Хотя сейчас он имеет протез руки, пользоваться им тяжело. «Он крепится к руке с помощью липучки. Но это не функционально. Летом в нем жарко, и мне сильно сжимает руку, поэтому я не использую его», – говорит парень, вздыхая.

Еще один пострадавший – 14-летний мальчик Алексей. «Я поднял эту вещь с земли и, вероятно, что-то нажал – и тогда она взорвалась. У меня было много крови, и я увидел, как пальцы свисают с ладони. Я был настолько шокирован, что начал дрожать. Я практически потерял сознание», – вспоминает он.

В ЮНИСЕФ отмечают, что хотя мины составляют постоянную угрозу сами по себе, они также могут наносить вред социальной инфраструктуре – такой, как объекты водо-, электро- и газоснабжения, а также создает еще больше угроз для детей. «Мины и взрывоопасные пережитки войны угрожают безопасности детей и приводят к травмам, увечьям и эмоциональным проблемам. Дети, получившие увечья, подвергаются большему риску насилия и стигмы. Их семьи часто не имеют средств или способности обеспечить для детей необходимые вспомогательные устройства и сталкиваются с трудностями в доступе к основным услугам, в том числе в сфере здравоохранения, образования и социальной защиты», – сообщила глава представительства ЮНИСЕФ в Украине Лотта Сильвандер.

Максим, который ежедневно живет со своими травмами, не решается даже мечтать о новом робототехническом протезе. По его словам, он не сможет себе его позволить. «Я даже не искал в интернете, сколько стоит такой протез. Я понимаю, что это нереальные деньги для меня», – поделился парень.

Одна мать с востока Украины рассказала ЮНИСЕФ о своей бесполезной борьбе, чтобы позволить себе операцию для ребенка, пострадавшего от ВОВ. «Я занимала деньги. Пыталась найти работу на неполный рабочий день, но больше не могу работать, поскольку я всегда со своим сыном: я помогаю ему мыться, носить вещи, есть. Вот какая у нас сейчас жизнь. Это никогда не закончится», – сказала женщина.

Напомним, что за время вооруженного конфликта на Донбассе в результате минных инцидентов и обращения со взрывоопасными пережитками войны по обе стороны от линии соприкосновения жертвами стали 1 тыс. 91 человек. 38 детей погибли, 136 – получили ранения.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять