RU
Все новости

На «нуле» – не до коронавируса: Как карантин изменил жизнь людей на окраине Авдеевки (Фото)

В старой части Авдеевки
В старой части Авдеевки / Фото: dnews.dn.ua

Старая часть Авдеевки (Донецкая обл.) максимально приближена к линии фронта. От крайних улиц города (улицы Колосова и прилегающих переулков, в частности, Школьного) до укреплений ВСУ – всего несколько сот метров, до ближайших позиций противника – 1,2 км.

Жители этой части Авдеевки особенно пострадали за 6 лет войны. Неоднократные попадания крупнокалиберных снарядов повредили в этом районе не один дом. Прилеты были как в жилые помещения, так и в огороды.

А тут беды горожан усложнил еще и «антикоронавирусный» карантин. Больше всего они сетуют на прекращение движения общественного транспорта. Хотя к введенным ограничительным нормам относятся с пониманием. Отмечают, что на улицу выходят обязательно в масках, снимают их лишь работая в огороде, а в этот раз – еще и при фотографировании для «Донецких новостей».

Марина

В магазине, который находится в 10 минутах ходьбы, в целом продовольствия достаточно – и хлеб, и крупы, и молочка есть в наличии.

«Мясо есть, но только замороженное. Но здесь и в мирное время свежего мяса не было, а сейчас так тем более не будет. За свежим мясом – это на поселок (в микрорайон Химик, – авт.), а сейчас идти пешком – в одну сторону час плюс обратно. Автобусы ж не ходят. А для стариков это очень тяжело», – рассказывает авдеевчанка Марина Березань.

Женщина работает на шахте им. Засядько в неподконтрольном украинской власти Донецке. В марте взяла отпуск «на недельку», чтобы помочь своей 67-летней маме с огородом. Карантин застал Марину врасплох – отпуск закончился, а уехать невозможно.

Марина Березань у дома матери
Марина Березань

Досаждают и боевые действия, которые ведутся неподалеку. Крыши и заборы, поврежденные осколками, основательно никто здесь не ремонтирует. «Нет смысла. Только дыры латаем. Пока война, кто станет деньги вкладывать в хороший ремонт?», – поясняет Марина.

И действительно, по улице Колосова и в переулке Школьном дома стоят разбитые едва ли не через один, «зеницы» окон во многих строениях пустуют.

«Вот сюда было прямое попадание, – Марина указала на добротную двухэтажную постройку под коттедж. – Хозяева незадолго до войны приобрели здесь участок, в течение года строили. Почти закончили. А тут война…».

«Какие здесь дома были! Все капитальные строения. Люди тут жили круглогодично. Не только как дачу использовали», – вспоминает Марина.

Окна многих домов, выходящих на улицу, заколочены деревянными щитами. Жители надеются, что так останки будут целее.

Недавно на приближенной к «нулевым» позициям улице поселился фазан. В мирное время эту птицу в жилых кварталах не встретить. Марина поясняет, что пернатый появился в их районе из-за того, что на окраине сейчас заселенных домов – единицы. «У нас тут по улице сейчас в основном одни пенсионеры живут. Из 40-ка домов (между двумя остановками по улице Колосова) заселены около четверти. Многие с радостью бы вернулись, если бы не было военных действий», – говорит женщина.

Бабушка Надя

Надежда Георгиевна Парамонова – коренная жительница переулка Школьного, наиболее приближенного к «нулевым» позициям украинских защитников. Жить здесь опасно, поэтому на время военных действий она перебралась к семье дочери в микрорайон «Химик».

Но свой дом в опасной зоне проведывает каждый день, а к вечеру возвращается на «Химик». «Когда меня вот разбили в 2017-м году, я не могу здесь ночевать – у меня такой животный страх, это просто ужас! Ничего не могу с собой поделать. Как-то раз я пыталась остаться на ночь – не получилось: непроизвольно поднялось давление, сердце бешено стучит. В общем, заснуть не смогла», – рассказывает бабушка Надя.

Пока автобусы не ходят – до своего дома пенсионерка добирается пешком. «Вот и велосипед стоит, а я иду бо́льшую половину дороги пешком. Потому что все время в гору идти. Ждем послабления карантинных мер в конце апреля – тогда и общественный транспорт, дай Бог, пустят. А сейчас меня "довозит" сюда 11-й номер – то есть на своих двоих, пешком», – смеется Надежда Георгиевна.

Пенсионерка отмечает, что сложности карантина ее не так беспокоят, как боязнь обстрелов и трудности с восстановлением жилья.

«У меня же в этот дом было прямое попадание. Красный Крест помог восстановить крышу жилой части дома и подправить штукатурку у основания. Сколько я ни просила и летнюю кухню перекрыть, ведь она тоже была разрушена и когда дождь – туда очень затекает … но мне было отказано. У них почему-то предписание только жилые помещения крыть», – с сожалением говорит бабушка Надя.

Когда было попадание в дом, взрывной волной разворотило ворота и забор. Отремонтировать или заменить – денег нет, Надежда лишь подперла ворота металлическими прутьями. Говорит, что калитка держится «на честном слове». А забор бабушке сделали из старого, частично разрушенного шифера, который сняли с ее же пострадавшего от попадания снаряда дома.

Пожилая женщина сама обрабатывает огород в 25 соток, выращивает овощи, фрукты, зелень, ягоды и цветы. «У меня ишемия сердца, у меня гипертония, и я задыхаюсь, не могу, а идти сюда надо. Кто меня будет кормить на мои 2 тысячи пенсии? А тут огород… А главное – когда прекратится стрельба? Без конца: "тры-ты-ты", "тры-ты-ты"... А пули? Невозможно спокойно в огороде работать. Постоянно что-то летает над головой!», – сетует пенсионерка.

С началом военных действий на ее участке 5 раз «вырастали» снаряды. «Все это ужасно. А что делать? Вызывала спасателей. И снова за работу. Урожай большой получается, но на продажу практически ничего не идет – я, дочь, зять и внук – вместе мы, что можно, съедаем в свежем виде, остальное я консервирую», – рассказывает Надежда Георгиевна.

Бабушка Надя очень любит свои «владения» (так она в шутку называет дом и приусадебный участок). Работа на огороде – любимое занятие. «Я каждый день встаю и ложусь с одной мыслью: хоть бы поскорее закончилась война! Я так благодарю Бога, что жива, ведь я была дома, когда прилетел снаряд. Устали все неимоверно от обстрелов. Сюда прихожу – я отдыхаю. Когда тихо, кажется, что мир воцарился… Я каждый день сюда приезжаю, даже зимой. И пока не наступит мое время, я не хочу отсюда уходить», – делится авдеевчанка.

Коронавируса не так боится, как артобстрела или шальной пули. «Да, к нашим делам еще и коронавирус. Это я на огороде хожу без маски, а так – только за ворота, сразу маску на лицо, и перчатки в кармане имеются. Так что мы тут карантин соблюдаем», – подчеркнула Надежда Георгиевна.

Валентина

Валентина также живет в переулке Школьный. В 2014 году снаряд «Града» приземлился в 15 метрах от ее дома. «Пол огорода тогда выжгло – земля просто черной стала, взрывной волной вынесло забор, разбило теплицу и фронтон. Это чудо, что мы за минуту до этого спустились в подвал. Если бы в тот момент находились во дворе, нас бы уже не было», – вспоминает женщина.

Отмечает, что местные жители устали от войны, от «подвальной» жизни. От ситуации сама Валентина пребывает в постоянной депрессии. «Мы очень пострадали и продолжаем страдать из-за войны. Так, у моей мамы была клиническая смерть – сердце остановилось. Она у меня астматик, а тут эти прилеты… А я? Два года проспала в подвале. У меня бронхит постоянный, не проходит. Хочу просто тишины, чтобы в ночнушечке лечь спать…», – делится авдеевчанка.

Валентина

«Карантин, конечно, – дело нужное, мы его переживем. А вот постоянная канонада, постоянная опасность для жизни – как это пережить?», – резюмирует Валентина.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять