RU
Все новости

Коронавирус, Консультационный совет и задачи «Минска»: Алексей Резников о переговорах по базовым для Донбасса темам

Алексей Резников
Алексей Резников

Очередное заседание Трехсторонней контактной группы (ТКГ) состоится в среду, 22 апреля, в режиме видеоконференции. На повестке дня уже привычные за эти годы вопросы прекращения огня и режима тишины, обмена пленными, разведения сил и средств и политические вопросы, например, имплементация «формулы Штайнмайера» в закон об особом статусе. То есть, все то, что записано в коммюнике саммита лидеров «Нормандской четверки», который прошел 9 декабря в Париже.

А вот создание Консультативного совета, похоже, откладывается на неопределенный срок. По словам вице-премьера – министра по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий и представителя Украины в политической подгруппе ТКГ Алексея Резникова, свой ответ еще не дали Германия, Франция и ОБСЕ, которые также должны делегировать своих представителей в состав этого совета. В интервью сайту «Сегодня» Алексей Резников рассказал о ситуации с пандемией коронавируса на неподконтрольном Донбассе, судьбе скандального Консультативного совета и возможном формате саммита лидеров «Нормандской четверки».

КОГДА РОДСТВЕННИКИ ПЛЕННЫХ ПУБЛИЧНО НАЗЫВАЮТ ФАМИЛИИ СВОИХ РОДНЫХ, – ОНИ ДЕЛАЮТ ХУЖЕ

– В четверг, 16 апреля, прошел первый в этом году этап обмена пленными. Но мы увидели, что не все захотели вернуться на временно неподконтрольную территорию.

– Напомню цифры. 10 человек были перемещены в Донецкую область (в «ДНР», – ред.) утром 16 апреля, и 9 украинцев в результате обмена мы забрали на подконтрольную территорию. Один отказался быть перемещенным, а могло быть 11 в ту сторону. Таким образом, баланс такой: 10 – туда, 9– сюда и один остался.

В Луганской области 11 наших украинцев вернулись домой и только 4 человек перемещено туда (в «ЛНР», – ред.), хотя было запрошено 7. То есть, трое отказались возвращаться на временно оккупированную Луганщину.

Таким образом, математика следующая: 20 украинцев мы забрали из плена, 14 запрошенных лиц отдали туда и 4 отказались быть перемещенными и остались на подконтрольной территории Украины. Все направлены для обсервации под охраной в специально предназначенное место. Обмен происходил под контролем и наблюдением представителей Международного комитета Красного Креста, гуманитарной миссии ООН, ОБСЕ и, что самое интересное, консула РФ. Я хочу отметить, что его присутствие – это очередное свидетельство того, что попытки рассказать, что они (РФ, – ред.) лишь посредники или мимо проходили, – являются нелогичными.

Переговоры по дальнейшим этапам обмена, безусловно, будут продолжаться. В рамках гуманитарной подгруппы ТКГ Украина передала список из порядка 200 человек, которых мы требуем вернуть. Соответственно, следующий этап переговоров состоится в среду, 22 апреля, на плановом заседании ТКГ.

– В день обмена некоторые телеканалы дали сюжеты, что обменяли не тех, что списки составлялись неправильно. Родственники пленных, которые не попали в этот этап, записали видеообращение к президенту. Давайте немного проясним ситуацию. Нам удалось забрать 20 наших украинцев, и это уже хорошо.

– Я с вами абсолютно согласен. Есть видеообращение родственников тех, кого мы не забрали в этот раз. Мы его видели. Но при этом нет видеообращения родственников тех, кого забрали 16 апреля этого года, в декабре или осенью прошлого года перед саммитом в Нормандском формате. И даже те, кого забрали раньше, сегодня комментируют, переживают. Но они же когда-то были в том аду и знают, насколько вопрос этих переговоров – тонкая и сложная материя.

Каждый раз, когда родственники публично начинают называть фамилии своих родных, вы думаете, они делают лучше? Они делают хуже. Они поднимают ставки в этом сложном процессе, и та сторона начинает этим злоупотреблять во время переговоров. Чем публичнее становится человек, тем, естественно, сложнее его оттуда забрать.

Более того, взамен Россия начинает требовать контраверсийные фигуры. Поэтому, когда мы сегодня удивляемся, что отданы какие-то знаковые фигуры в прошлый раз, давайте посмотрим, а какие знаковые фигуры забрали мы.

Не существует универсальной формулы, чем один украинец лучше или хуже другого. Все граждане Украины имеют право жить свободной жизнью здесь. И если государство не смогло, не справилось в свое время, не хватило мощи и военного потенциала обеспечить безопасность и не допустить врага на территорию страны, когда он пошел с военной агрессией в 2014 году… когда пришла соседняя держава со своими войсками, установила там свой оккупационный режим, используя коллаборантов, то в таком случае, сейчас нужно забирать всех, кого можем: и гражданского, и военного, без разницы. Они все граждане Украины и бороться нужно за каждого.

– Еще один дискуссионный вопрос, который приходилось слышать в день обмена: почему в списках нет крымчан и украинцев, которые сидят в тюрьмах РФ?

– Мы говорим и о крымчанах, и о политзаключенных в РФ. Но я хочу всем напомнить, что «Минский формат» и ТКГ были созданы по решению «Нормандского формата» для завершения войны с Россией на территории восточной Украины. «Нормандский формат» – это четыре президента: Петр Порошенко от Украины, канцлер Германии Ангела Меркель, президент Франции Франсуа Олланд и Владимир Путин от РФ – на тот момент. Сегодня от Франции – это Эммануэль Макрон и от Украины – президент Владимир Зеленский, от Германии и России представители те же.

Минский процесс и ТКГ были созданы только по вопросам международного военного конфликта на Донбассе – части Луганской и Донецкой областей. Минский процесс не касается переговоров, связанных с оккупацией Россией Крыма и политическими заключенными там. Это параллельные треки, которыми государство Украина тоже занимается, есть переговорщики, которые это ведут, президент и его команда об этом помнят. Но Минский процесс и обмен 16 апреля касаются только этой части.

ЧЛЕНЫ КОНСУЛЬТАТИВНОГО СОВЕТА БУДУТ В СТАТУСЕ «ПРИГЛАШЕННЫЕ»

– Вы уже упомянули о «Нормандском формате». Встреча лидеров готовилась на апрель в Берлине. Но и сюда пандемия коронавируса внесла свои коррективы. Когда лидеры все-таки могут встретиться? Какие-то консультации по этому поводу идут?

– Консультации идут на постоянной основе. Идет работа и общение политических советников, которые являются представителями лидеров, происходит коммуникация между министрами иностранных дел. Все готовятся, чтобы очередной саммит смог состояться.

Но для этого нужно внимательно почитать коммюнике встречи лидеров «Нормандского формата» в декабре. Там были определенные пункты, они все публичны: обмен, определение новых участков разведения, гуманитарное разминирование, прекращение огня, допуск миссии Международного Красного Креста и т.д. Вот этим всем как раз и занимаются рабочие группы ТКГ. Это важный момент.

Будет ли саммит в Берлине в ближайшее время физически? Конечно, это вопрос, в том числе, безопасности лидеров с точки зрения пандемии коронавируса. Но мы же с вами сегодня общаемся в видеорежиме. Соответственно, теоретически, можно было бы провести и саммит в таком формате. Это не является большой проблемой. Конечно, есть тонкость, химия, которая может витать в воздухе, когда лидеры разговаривают вживую и смотрят друг другу в глаза. Я лично сторонник того, что переговоры и общение такого высокого уровня хорошо бы проводить вживую. Но когда это может произойти – пока неизвестно. И если история с пандемией на планете Земля будет затягиваться, а все четыре стороны будут готовы к очередному этапу саммита, отчего бы его и не провести в режиме видеоконференции.

– В среду, 22 апреля, очередной раунд переговоров в рамках ТКГ. Тоже в видеоформате?

– Безусловно. Если я не ошибаюсь, это уже будет третье заседание ТКГ (а до этого, соответственно, четырех рабочих подгрупп: политической, экономической, гуманитарной и по безопасности) в таком формате.

– Какие вопросы будут обсуждаться?

– В повестке дня гуманитарной подгруппы – очередной список обмена. В подгруппе по безопасности – новые точки разведения, прекращение огня и режим тишины. В экономической – вопросы водоснабжения и другие. В политической – продолжение дискуссий на тему правовых аспектов, которые описаны в Комплексе мер Минских договоренностей, как об этом сказал саммит (лидеров в Париже, – ред.). То есть, это законодательство, которое описано в восьми пунктах примечаний к пункту 11 Комплекса мер. А также возможная имплементация так называемой «формулы Штайнмайера» в закон об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областях, который принят в сентябре 2014 и действует по сей день.

– Нашумевший и скандальный Консультативный совет, под созданием которого 11 марта в Минске подписался глава ОПУ Андрей Ермак. Правильно ли мы понимаем, что из-за пандемии коронавируса подписание документов о его создании откладывается?

– При всем уважении к вам, вы неверно поняли. Коронавирус не имеет никакого отношения к решению о создании Консультативного совета, потому что, вообще-то, оно не предполагает каких-либо обязательных подписей. Это видение одной из сторон, что им бы хотелось подписать это в виде какого-то решения. Однако, я хочу всем напомнить, что пункт 13 Комплекса мер по выполнению Минских договоренностей говорит о том, что для интенсификации работы ТКГ она может создавать свои рабочие группы, подгруппы и т.д.

По задумке, Консультативный совет – это один из механизмов работы политической подгруппы. То есть, решения Консультативного совета, в случае его создания, носили бы исключительно рекомендательный характер для политической подгруппы. Мысли и мнения политической подгруппы, в свою очередь, носят рекомендательный характер для ТКГ. А ТКГ свое мнение озвучивает лидерам «Нормандского формата». ТКГ не является официальным органом и никакие ее решения не носят юридически официального характера. Как и Минские соглашения не носят юридически даже признаков международно-правового договора. Это некие политические соглашения.

11 марта на заседании ТКГ в Минске, где была обсуждена возможность и целесообразность создания такого Консультативного совета, в том числе было сказано: «при условии согласия ОБСЕ, Германии и Франции...». В случае согласия, они делегируют своих представителей в этот Консультативный совет. На сегодняшний день согласия от Германии и Франции мы еще не получили, их точка зрения нам неизвестна. Идут консультации, обсуждения, как туда могут подбираться люди, какой порядок отбора, кто эти люди и т.д. Поэтому говорить сегодня о факте создания Консультативного совета, наверное, преждевременно. Это точно не будет и не может быть предметом обсуждения ТКГ в среду, поскольку нет на сегодняшний день мнения наших международных партнеров – Франции и Германии. Мы не имеем ни отказа, ни согласия.

– Ну а если та сторона посадит за стол консультаций людей, которые не устроят Киев? Что мы сделаем?

– Здесь все очень просто. Хочу напомнить, что в ТКГ есть три стороны: Украина, Россия и ОБСЕ. Украина – как защищающаяся сторона. Россия – как напавшая сторона. И посредник – ОБСЕ. Еще есть такой институт как приглашенные. Их приглашает ОБСЕ, как организатор. Так вот, если и будет принято решение о создании Консультативного совета, то его участники будут в статусе «приглашенные». И пригласить их может только ОБСЕ. А приглашать ОБСЕ их будет только в том случае, если они будут соответствовать определенным критериям, которые будут заранее оговорены, в контексте – кто может быть участником такого Консультативного совета.

Позиция украинской стороны: участниками Консультативного совета не могут быть боевики, военные, представители оккупационного режима и лица, которые не являются представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей с точки зрения гражданского общества. В первую очередь – ВПЛ (внутренне перемещенные лица), люди, которые вынуждены были покинуть свои дома из-за нападения России. Должен быть зеркальный отбор. То есть, должны быть представители отдельных районов Донецкой и Луганской областей, не только с временно оккупированной Россией территории, но и обязательно с подконтрольной Украине.

Я не верю в то, что не получив приглашение от ОБСЕ, кто-то вообще сможет пройти на территорию, где проходят переговоры. Это происходит под охраной специальных белорусских служб, поскольку Беларусь является принимающей стороной. Соответственно, они пропускают по списку только тех людей, кого подало ОБСЕ как модератор Минского процесса. Поэтому, люди, которые не подпадают под критерий имеющих право быть приглашенными, просто не попадут туда. Но даже если вдруг, случайно, в порядке бреда представим, что ползком туда попадет боевик, то украинская делегация, представители украинских временно перемещенных лиц, которые будут представлены в этом совете, встанут, выйдут из этой комнаты и никаких переговоров, общения и консультаций, да и самого совета, просто не состоится.

КАРТИНКА У НИХ ОЧЕНЬ ПЛАЧЕВНАЯ

– Ситуация с коронавирусом на оккупированных территориях. Что на данный момент известно?

– Нам известно, что они скрывают реальную картину на временно оккупированных территориях. Нам известно, что у них уже болеет, в том числе, и военный контингент. Они привозят туда врачей-инфекционистов из РФ. Естественно, в первую очередь, у них задача обеспечивать нераспространение коронавируса в войсках. На сегодняшний день у них повышенная статистика больных пневмонией. Они вводят ограничительные меры. К примеру, под видом борьбы с коронавирусом пытаются ограничить приезд представителей СММ ОБСЕ, Международного Красного Креста.

Картинка у них очень плачевная. Они запрашивают тесты в РФ, но они понимают, что на территории оккупированного Крыма одним из источников распространения вируса являются визитеры из РФ, где тоже статистика нелицеприятная, и они перестали это скрывать. СМИ РФ уже показывают правду. Вы наверняка видели эти фото очередей «скорых».

По нашей информации, в оккупированном Крыму происходят акты вандализма по отношению к автомобилям не на крымских номерах. То есть, это визитеры, которых крымчане не хотят видеть, так как понимают, что они потенциальные источники распространения вируса.

АНТИСЕПТИКИ ВЕЗДЕ

– Вижу, позади Вас на столе маска лежит?

– Да, маска и антисептик.

– Расскажите, как организована работа в Кабмине?

– Вот так – в маске хожу по коридорам, так же – в масках – мы проводим заседания Кабмина, общаемся друг с другом. Антисептики везде. Стараемся, конечно, больших совещаний не проводить. Собираемся не больше трех человек в кабинете. Общаемся в видеорежиме.

– А в Кабмине совещания проходят как обычно? Расстояние 1,5-2 м соблюдается?

– Да. Во-первых, на входе в здание происходит обязательный температурный скрининг. Все ходят в масках, в том числе и члены правительства, со своими антисептиками. Да, мы стараемся держать дистанцию и собираемся только для проведения заседаний. Все остальное стараемся проводить в видеоформате.

– В правительстве есть понимание, на сколько карантин может затянуться? Когда будем постепенно возвращаться к обычной жизни?

– Премьер-министр уже давно дал команду и сегодня уже каждый министр думает над тем, как, каким образом и с каким протоколом мы будем выходить из карантина. Невзирая на важность всех ограничений сегодня, мы понимаем, что рано или поздно нам придется это делать. Поэтому сегодня уже пишутся «программы» выхода из карантина. Когда бы ни был этот день «Ч», когда мы решим, что можно постепенно выходить из карантина, у нас уже будет прописан четкий план, какие отрасли начинают работать, кто в зоне риска остается еще дома, как будут открываться детские сады, как будет восстанавливать работу транспорт и т.д.

Безусловно, мы заинтересованы в том, чтобы как можно быстрее опять оживить нашу жизнь, чтобы экономика быстрее поднималась из того сложного положения, куда она уже нырнула. Это всего мира касается. Активно идет взаимодействие с нашими западными партнерами. Проговаривается международно-техническая помощь, финансирование и гранты. Самая большая нагрузка, наверное, у пяти министерств. Министерство здравоохранения – это понятно. Минфин – у них сегодня головная боль, где взять деньги на обеспечение, Минэкономразвития – как заработать деньги в будущем и сохранить торговый баланс. Это МВД – понятно, потому что силами МЧС, Нацгвардии, Нацполиции и Погранслужбы обеспечивается сегодня масса задач. И Минрегионбуд – вопросы обсервации, взаимодействия с органами местной власти, областными и районными администрациями. Премьер-министр – номер один, на нем вся ответственность. И пять героев – это Степанов, Петрашко, Марченко, Аваков и Чернышов. Это сегодня главные наши атланты, которые держат это небо, а мы уже им там тихонько подносим патроны и помогаем.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять