RU
Все новости

Они впервые поговорили друг с другом: Режиссер рассказала, как снимала фильм о семье в прифронтовой Красногоровке (Видео)

Ирина Цилык
Ирина Цилык

Искусство и арт-терапия – это очень сильный психологический инструмент, особенно для детей в прифронтовых зонах Донбасса. Как передает корреспондент «Донецких новостей», об этом рассказала кинорежиссер Ирина Цилык во время онлайн-дискуссии «Как Украина защищает права детей в условиях вооруженного конфликта».

Ирина – автор полнометражного документального фильма «Земля голубая, будто апельсин», который вышел в 2020 году. Фильм получил награду за лучшую режиссуру на фестивале «Сандэнс» (США).

Данный фильм – дебют Ирины. В нем рассказывается о семье из прифронтовой Красногоровки (Донецкая обл.), где с войной для гражданских в корне изменилась обыденность. 36-летняя Анна сама воспитывает четверых детей, после съемок родился уже пятый ребенок. Обстрелы не прекращаются. Но, несмотря на все трудности, эта семья очень дружная и жизнерадостная. Мама и дети играют на музыкальных инструментах и сами снимают фильмы о своей жизни во время войны.

«На самом деле, наш фильм не о войне, она выступает здесь лишь фоном. Это фильм о взрослении. О балансировании между войной и миром. О самотерапии с помощью кино. И о многих других вещах, которые могут быть близкими и понятными разным людям в мире», – говорила Цилык в одном из интервью.

В ходе онлайн-дискуссии она отметила, что во время съемок познакомилась с разными детьми, подростками из прифронтовой Красногоровки. «Это те дети, которые привыкли к войне, которые воспринимают ее как норму, которые по звукам различат – "к нам" или "от нас". Которые с нами вели себя как отчасти циничные взрослые люди, которые знают лучше все эти "правила игры". И нас учили, как себя вести в тех или иных ситуациях», – говорит Цилык.

Она отмечает, что для нынешних «прифронтовых» детей война – это рутина. «При этом, как только они имели возможность приобщиться к съемкам… это для них волшебный мир, им открыли двери в параллельный мир. И мне показалось, что это открывает совершенно иные их личностные возможности», – сказала режиссер.

«И когда я снимала фильм о многодетной семье в Красногоровке, двое из этих детей воодушевилось киносъемками и начали сами снимать. Мама также присоединилась к этому процессу, научилась монтировать их видеоролики. Главная линия нашего фильма – мы наблюдали за тем, как эта семья живет в условиях войны и параллельно снимает кино о себе самих. И я поняла, что таким способом они подсознательно прорабатывают собственные травмы. Например, они снимали игровой короткометражный фильм, пытаясь рассказать о своем опыте во время войны, и они проигрывали заново те ситуации, в которых ранее оказывались. И то, как они ночевали в подвале, как им приходилось обращаться к военным, когда негде было найти медикаменты и пр. И они брали интервью друг у друга – это был очень сильный момент. Потому что было впечатление, что они так откровенно впервые поговорили друг с другом, и мама от своих детей услышала многое и об их страхах, и иных вещах, о которых не было повода поговорить. И вот тогда у меня было истинное понимание, что искусство и арт-терапия – это очень сильный инструмент», – заключила Ирина Цилык.

При этом режиссер акцентирует, что нельзя осуждать людей, решивших остаться в прифронтовой зоне, так как у каждой семьи – свои причины. «Я сама – мама, и знаю, что на некоторые вопросы нет простых ответов. И у меня болит сердце за героиню моего фильма, в течение которого мы видим очень неординарную женщину, которая сделала все, и зубами была готова выгрызть любые возможности для своих детей. Мы видим, что все ее дети развитые, талантливые, они играют на разнообразных музыкальных инструментах. Но они приняли решение остаться в Красногоровке, хотя из 15-тысячного города в первые годы войны осталось только 3 тысячи жителей (после – часть вернулись)», – пояснила Ирина.

«После итоговых в фильме интервью мама говорит – я ощущаю себя виновной, что взяла на себя ответственность остаться, и что мои дети прошли через это. Но в ее случае – это комплексный вопрос. Потому что она не могла оставить стареньких родителей, сестру. И так у каждой семьи – своя история. И не так просто сорваться и переехать всей семьей куда-то, где тебя, на самом-то деле, не очень и ждут», – резюмировала режиссер.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять