RU
Все новости

Слышу разговоры на блокпосту «ДНР»: Волонтеры рассказали, как живут прифронтовые села Донбасса

В прифронтовой зоне Донецкой и Луганской областей есть населенные пункты, в которых нет государственной власти – либо органы власти вообще не созданы, либо из-за военной обстановки села закрыты, и в них невозможно попасть представителям госструктур. Об этом рассказал координатор гуманитарной миссии «Пролиска» Евгений Каплин.

Первая группа населенных пунктов – в которых органы власти вообще отсутствуют. Например, в Донецкой области – село Опытное до 2014 года относилось к Спартаковскому сельскому совету, но поселок Спартак остался на неподконтрольной территории. Но в Опытном так и не была создана военно-гражданская администрация (ВГА).

Аналогично Песковский поселковый совет, в состав которого входят поселки Пески, Лозовое, Северное и село Водяное. «Но в Песках сельсовет был разрушен в ходе военных действий, и с 2014 года органы власти здесь не осуществляют своих функций и ВГА также не создана», – сказал Каплин.

Вторая группа прифронтовых населенных пунктов – в них органы власти формально есть, находятся в ином населенном пункте, но по факту в села нет доступа. Поэтому здесь очень низкое присутствие государственных сервисов, медицинских и социальных услуг. Подобных громад вдоль линии разграничения на Донбассе примерно 70.

«Например, есть горсоветы, ВГА, в подчинении которых находятся по 7 прифронтовых сел, но руководители громад сюда даже не приезжают, потому что села находятся на линии разграничения и в них ограничен доступ. Вот таких сел и поселков примерно 70 в Луганской и Донецкой области. Они находятся на первом рубеже, доступ в них ограничен военными – пропускают только по местной прописке», – сообщил глава миссии «Пролиска».

Как живут села второй группы Каплин продемонстрировал на примере села Лобачево в Луганской области, которое сейчас отнесено к Трехизбенской военно-гражданской администрации. Село отрезано от внешнего мира, здесь сейчас работает единственный соцработник, но не государственный, а от миссии «Пролиска».

«Чтобы попасть в село, нужно от Трехизбенки проехать 20 км по песчаному лесу, там нет дороги, ехать нужно по песку. Плюс ко всему лес заминирован. Село находится прямо на берегу реки Северский Донец (точнее – на реке Луганчик, которая является притоком Северского Дондвца, – ред.). В этом селе работает наш соцработник, так прямо напротив ее дома за рекой (это в 50 метрах) в прямой видимости находится первый блокпост "ДНР". Я когда приезжаю в Лобачево, прихожу к этой женщине домой, то слышу даже разговоры, о чем на этом блокпосту говорят», – отметил волонтер.

«Аптека ближайшая – через 20 км, нанять машину – 350 грн с человека, продуктовых магазинов в селе нет, наличные деньги у людей заканчиваются, а банкомат тоже на 20-километровом расстоянии», – добавил он.

Плюс ко всему в прифронтовой зоне уже не ловит связь Vodafone, здесь сигнал идет от вышек, расположенных в «ЛНР», а за линией разграничения Vodafone оставил действие своего старого бренда МТС. «Приезжая в тоже Лобачево на телефон сразу приходит смс-уведомление, что я уже не в зоне покрытия Водафона, а в зоне покрытия МТС – базовые станции которого находятся на неподконтрольной территории. В этой связи, чтобы вызвать экстренную помощь (набираешь "103" – попадаешь в Луганск) людям приходится пользоваться платными 10-значными номерами телефонов», – пояснил Каплин.

Он констатировал, что из года в год гуманитарные потребности в прифронтовой зоне только увеличиваются. «Это в связи с тем, что многие гуманитарные миссии свернули свои программы в Украине, которые были наиболее активны в 2014-2015 годах. Гуманитарной помощи становится меньше. А необходимость в ней в этих селах не уменьшилась – здесь за последние годы ничего не появилось, нет соцработников. Но если 3 года назад было порядка 70 гуманитарных миссий, сейчас их гораздо меньше. И в некоторых селах в период карантина большинство оставшихся организаций вообще прекратили работу. На пальцах одной руки можно пересчитать организации, которые здесь работают во время карантина», – говорит волонтер.

Координатор миссии «Восток SOS» Евгений Васильев подтверждает, что большинство международных миссий свернули свои гуманитарные программы, «и жители прифронтовых сел констатируют – с каждым месяцем помощи все меньше». Это связано с рядом факторов.

«Один из них – некоторые международные организации пересмотрели свою деятельность. И приняли решение, что нужно переходить к иным формам работы. Вторая причина – коронавирус, и многие организации переключились на него. Третья – государство само должно уже взять на себя эти обязанности и закрывать потребности людей, проживающих на линии фронта. Таких населенных пунктов и количества в них людей не так уж и много. И Украина вполне могла бы с этим справится. Но пока у нашего государства, видимо, гуманитарная помощь не стоит первым пунктом», – сказал Васильев.

«Восток SOS» проводила опрос жителей прифронтовых зон, с какими проблемами они сталкиваются в первую очередь. «Результаты неутешительные. Люди отмечают, что в первую очередь – безопасность. И мы недавно опять фиксировали в Трехизбенке обстрел с той территории по жилым домам. Пострадали два жилых дома, к счастью люди не пострадали. Но тем не менее война продолжается, и нам не стоит об этом забывать», – отметил волонтер.

При обстрелах люди вынуждены до сих пор прятаться в подвалах жилых домов, т.к. за 6 лет войны здесь не появились бомбоубежища. Такое укрытие только недавно создали в поселке Новотошковское (Попаснянский р-н Луганской обл.), его организовали в подвале местного клуба, 5 тыс. долл. на строительство предоставила ООН. «Я думаю, что такие бомбоубежища нужны в каждой громаде, которые находятся в риске попадания артиллеристских снарядов – это 20-километровая зона от линии разграничения. То есть в примерно 70 селах и городах», – добавил Евгений Каплин.

«Второе – социальная и гуманитарная составляющая. Из бытового: этой зимой людям опять будет нечем отапливать дома. Им негде и не за что взять ни уголь, ни дрова. Их не пускают в лес рубить дрова, уголь им вообще негде взять – и их пенсии не позволяют купить 3 тонны угля, которые необходимы на зиму на дом. Не знаю, возьмут ли на себя эту ношу международные организации. Но для людей это станет очередной проблемой, с которым им самим придется бороться», – заключил Васильев.

Текстовая версия подготовлена РПД «Донецкие новости» по видеоматериалам ТК «UA:Донбасс»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять