RU
Все новости

«Это днище»: Жительница Донецка рассказала, как в городе работает элитная «скорая помощь»

Фото из соцсетей
Фото из соцсетей

В неподконтрольном украинской власти Донецке работает частная «скорая помощь» «Борис Донбасс». Первый час работы бригады – 2300 руб. (958 грн по местному курсу валют), каждые последующие полчаса (госпитализация, перевозка пациента на консультацию врача, на проведение анализов, УЗИ и пр.) – 1000 руб. (417 грн.) Об этом в соцсети рассказала журналист Юлия Андриенко, которая живет в Донецке и работает в российском СМИ.

У Андриенко заболела 81-летняя свекровь. Из-за закрытия границ на карантин сын пенсионерки (муж Юлии) «застрял» в России, дочь – находится в Авдеевке. Поэтому журналистка сама присматривает за женщиной.

Свекровь уже практически не ходит, поэтому, когда ей необходимо провести обследование, то вызывают «Борис». «Но зато никаких очередей в коридорах, привезут, обследуют, консультации специалистов, а дальше определят назначения. Да, дорого, но у меня миссия – мать должна увидеть сына, дождаться его возвращения. Пусть дорого, но я жду профессионализма», – поясняет Андриенко.

Свекрови назначили УЗИ, поэтому женщина снова обратилась к услугам бригады «Бориса». Но на этот раз работой журналистка осталась крайне недовольна. Во-первых, она заметила, что бригада специально тянет время, т.к. оплата почасовая, – проводят опрос, «повторяют вопросы просто, чтобы повторять, имитация деятельности».

«Если бригада коммерческой "скорой", у которой вызов стоит 2300 руб., держит древнюю манжетку тонометра в три руки, – это днище. Едем. Замечаю, что и ручки в машине не работают, их приходится открывать снаружи, чтобы нас выпустить», – акцентирует журналистка на втором моменте.

Приехали в больницу им. Калинина, сделали УЗИ органов брюшной полости, врач указал на проблемы. «У меня возникает вопрос – а что, собственно, дальше? И оказывается – ничего, т.к. хирурга тут нет. И не будет. А гастроэнтеролог смотрит по записи», – пишет Андриенко.

Она уговорила дежурную на ресепшене, чтобы гастроэнтеролог дал консультацию вне очереди, и бабушку предложили отвезти к хирургу в самые отдаленные больницы Донецка, причем, в прифронтовые районы. «Выходит гастроэнтеролог, живот даже не смотрит, она вообще на бабулю не смотрит, спешит, видно, что к нам снизошли, только глянула УЗИ и отправляет к хирургу. У меня возникает вопрос – куда это? И оказывается, повезут нас из больницы Калинина прямиком на Октябрьский. На выбор, правда, предлагают еще одну больницу в Петровском районе, но это еще дальше. Ближе хирургов для нас в Донецке просто нет – таковы протоколы. А если есть, то им, наверное, запрещено подходить к больным из-за ужасно опасного коронавируса», – описывает ситуацию журналистка.

Решили ехать в больницу № 21, расположенную в прифронтовом поселке Октябрьский.

«Сотрудник "Бориса" учтиво и руку мне подает, и в сто первый раз предупреждает, чтобы я не ударилась в машине головой, и постоянно что-то трещит, повторяя одно и то же. Ощущение, что это не медик, а официант в ожидании чаевых. Но я не вижу настоящего участия, желания помочь, разумных действий, а только бутафория», – продолжает женщина.

В больницу на частной «скорой» они добирались почти час. «В санпропускнике – филиал ада. Слепой дедушка не понимает, что от него хотят, какой-то парень орет, что у него в кармане 10 рублей и ему не с чем ложиться в больницу, на кушетке лежит опухшая бабушка и стонет, что она задыхается в маске. А тут и мы на модных носилках с колесиками»¸– описывает происходящее дончанка.

Она отметила, что именно в больнице № 21 впервые за день встретила профессионалов – от санитарки до врача, которые работали четко, оперативно и по делу, «никакой глупой трескотни лишь бы трещать». Хирург поставил предварительный диагноз, нужно было промыть кишечник, эту процедуру бабушке провели в санпропускнике и отправили домой, т.к. от госпитализации женщины отказались.

Домой они возвращались опять на «Борисе».

«И вот вопрос – чтобы промыть кишечник нужно из центра Донецка везти пациента к черту на кулички? Такую элементарную, да – не слишком эстетичную процедуру, нужно было делать в другом районе Донецка? А если это будет острый живот и счет будет идти на минуты или даже секунды? А если любая другая острая патология?», – возмущается Андриенко.

В итоге, «извозчикам "Бориса"» она заплатила 6300 рублей. «Это за полдня катания по Донецку и церукал с гидрокортизоном в предплечье. А знаете, какой совет нам дали на прощанье? Дать бабушке чай с шоколадкой! Да, вы не ослышались. А еще я почувствовала себя дурой, которая думает, что если платит деньги, то вправе рассчитывать на профессионализм. А оказывается профессионализм там, где работают за спасибо», – резюмировала дончанка.

Андриенко сообщила, что на следующий день свекровь скончалась, так и не дождавшись сына и дочери.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять