RU
Все новости

Продал квартиру, живет на даче: Режиссер из Северодонецка рассказал, как создавал театр «Art & Гарт» (Фото)

Александр Шмаль / Фото из открытых источников
Александр Шмаль / Фото из открытых источников

Театр «Art & Гарт» возник еще в Луганске, после многолетнего перерыва в 2015 году возродился в Северодонецке на деньги гранта плюс режиссер продал свою квартиру. Об этом рассказал режиссер «Art & Гарт» Александр Шмаль, передает «Громадське радіо».

Театр «Art & Гар»т из Северодонецка выступает с современными интерпретациями Сэмюэля Беккета, Фридриха Ницше, спектаклями по произведениям Франсуазы Саган и других.

Его режиссер Александр Шмаль начал заниматься театром 43 года назад – в 1970-х. Затем учился в Ленинградском институте театра, музыки и кинематографии, но не закончил его и поступил в вуз Харькова. В 1988 году поставил пьесу «Стриптиз» Станислава Мрожека. «В финале спектакля на сцену выходили двое обнаженных мужчин. Этого там уже спокойно перенести не могли, меня начали отчислять. Тогда меня спасла Польша. Как оказалось, на спектакле были люди из познанского театра, который тогда приезжал на гастроли. Позже я получил приглашение и узнал, что они очень высоко оценили спектакль. Меня пригласили на работу в центр Ежи Гротовского во Вроцлаве под руководством Мирослава Коцура», – рассказал Шмаль.

Александр Шмаль

С тех пор Александр работал во многих театрах и преподавал, однако часто менял места работы. В Луганске он набрал собственный актерский курс, но его у него забрали за год до выпуска: «В одном театре я не задерживался, меня это не устраивало. Я ставил одно-два представления, получал свои аншлаги и уходил. Это было очень важно, потому что сейчас, когда мне говорят об аншлагах, я отвечаю – меня вполне устраивает аншлаг в зале на 30 человек. В 2003 году я набрал актерский курс в Луганском институте культуры и искусств, работал с ним 4 года. Летом после 4 курса мне позвонила декан и сказала – поскольку я не имею профессорского титула, у меня забирают лучший курс института на выпускном году и отдают его профессору, он же – заслуженный деятель искусств».

На 2 курсе Александр со студентами создал театральную мастерскую Art & Гарт. Они хотели поставить спектакль «godo», но художественный совет вуза это запретил. Тогда, как говорит Александр, они «сами себе разрешили», создав собственную студию.

После перерыва деятельность Art & Гарт возобновилась в 2015 году в Северодонецке. Тогда его коллектив выиграл грант Программы развития ООН на создание рабочих мест. Чтобы вложить в театр собственные деньги, Александр дополнительно продал квартиру. На вырученные средства и на грантовые деньги купили оборудование, комплект для сценографии и два года ставили спектакли.

Шмаль говорит, что для возобновляющегося театра подбирать актеров было сложно: «Пришли две выпускницы моего актерского курса, они до сих пор с нами работают. Также меня позвали в жюри Лиги КВН. Соседка по жюри спросила меня – вы, несомненно, уже обратили внимание на этого парня для своего театра? Я говорю – обратил, но, скорее всего, это такая квн-овская звезда, я даже подходить к нему не буду. Поэтому я подошел к другим людям, предложил им прийти на прослушивание, а этот парень пришел-таки в театр сам, через несколько дней. Это – Захар Бенько».

Теперь Захар Бенько – глава ОО «Театральная мастерская Art & Гарт», а Александр Шмаль – режиссер.

Гранта ПРООН хватило на полтора года. Также в 2017 году в Северодонецке прошел первый театральный фестиваль «Восточный exPress». Когда постоянное финансирование прекратилось, некоторые актеры покинули группу.

«Часть ушла, потому что закончились деньги, негде было играть, но несколько человек остались, уже 2 года ждут финансирования. Их от театра нельзя оторвать ничем. Это не какая-то "северокорейская" преданность. Это вполне сознательное действие», – говорит режиссер.

Сейчас Art & Гарт не имеет помещения, чтобы репетировать, а по ранее арендованному коммунальному подвалу продолжается судебная тяжба.

Когда было финансирование, команда представила 12 премьер, а за последние 2 года – только две, каждую из них сыграли один раз.

Сейчас, во время карантина, театр не имеет возможности проводить репетиции, но до этого группа уже подготовила два спектакля – «Стокгольмский синдром» и «У меня нет ничего, кроме денег», и ждет возможности, чтобы поставить их на сцене.

Сам Александр уже не имеет возможности снимать квартиру в Северодонецке – он живет за городом на даче, где мечтает устроить театральную коммуну наподобие той, о которой мечтал Лесь Курбас и которую в XX веке удалось реализовать польском режиссеру Юлиушу Остерва. Сейчас на даче Александра строят зону для медитации.

Александр отмечает, что театру важно выступать в больших городах – для своего собственного развития. Однако для самого Северодонецка не менее важно иметь собственный местный театр. Поэтому ехать никуда из Донбасса не планируют.

«Киев для нас очень важен как "лакмусовая бумажка". Если мы будем "париться" в этой провинции и считать себя "большими" в 800 км от Киева в зале на 30 мест, от этого никому не будет ни холодно, ни жарко. Я категорически против преувеличения всех наших достижений. Все, что я говорю о наших спектаклях – это подборка того, что говорили о них другие люди, а не мои собственные суждения. Актеры сами не имеют права что-то сказать. Актер – это единственная профессия, где человек вообще не видит непосредственных результатов своего труда. Он чувствует, как изменяются внутренне», – резюмировал Шмаль.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять