RU
Все новости

Скрываются в России: Прокурор Луганщины пояснил, зачем топ-беглецов нужно судить заочно

Фото прокуратуры Луганской области
Фото прокуратуры Луганской области

На сегодняшний день только следователями правоохранительных органов Луганской области расследуется более 9000 уголовных правонарушений, связанных с вооруженной агрессией Российской Федерации. Реестр пострадавших насчитывает более 4 тысяч человек. Однако из-за несовершенства законодательства многие данные дела невозможно довести до суда. В частности, у нас еще несовершенно заочное осуждение подозреваемого. А многие подозреваемые скрываются за пределами Украины, и именно заочное осуждение позволило бы, например, применять конфискацию активов данных людей, чем можно было бы компенсировать нанесенный ими вред. Об этом рассказал прокурор Луганской области Алексей Ляшенко в своем блоге на сайте «Резонанс».

Он напомнил, что институт заочного досудебного и судебного производства появился в Украине 31 октября 2014 года. Были внесены изменения в законодательство и подозреваемых (обвиняемых), которые находятся за пределами Украины, и в отношении них можно было выносить подозрения о преступлении, вести следствие, судить заочно.

«Только по уголовным производствами следователей СБУ в Луганской области с 2015 года прокурорами направлено в суд в порядке специального предварительного расследования 245 обвинительных актов о преступлениях, [связанных с вооруженной агрессией РФ]. Однако судами принято лишь несколько приговоров с назначением виновным реальных сроков наказания в виде лишения свободы, а подавляющее большинство дел "застряли" на стадии подготовительного производства», – отметил Ляшенко.

Дело в том, что суды по-разному оценивают аргументы прокуроров о наличии оснований для начала процедуры специального судебного производства. Поэтому было принято 113 постановлений судов, которыми прокурорам отказано в удовлетворении ходатайств, а соответствующие судебные дела приостановлены с объявлением подсудимых в розыск. «Таким образом, до фактического розыска подсудимых прокуроры лишены возможности доказательства их вины перед судом и соответствующие приговоры не могут быть приняты», – подчеркнул Ляшенко.

Прокурор Луганщины констатирует, что правоохранителям и судам так и не удалось выработать единую практику по этому вопросу. Первопричина – недостатки законодательства, которое предоставило возможность юристам по-разному толковать принятые нормы.

В частности, сейчас вообще убрали нормы, которые упрощали процедуру специального предварительного расследования преступлений, совершенных в условиях вооруженного конфликта. Эти нормы давали возможность привлекать к ответственности подозреваемых без объявления их в межгосударственный и / или международный розыск.

Сейчас же нужно действовать через объявление в розыск. Но при этом выполнить требования ст. 297-1 Уголовно-процессуального кодекса Украины относительно международного розыска следователи и прокуроры не имеют возможности, поскольку правила работы Интерпола не позволяют выполнения запросов на розыск по делам о преступлениях политического и военного характера.

«Как результат, сегодня в следствии СБУ мы уже имеем почти 500 остановленных уголовных производств, в которых лицам сообщено о подозрении в совершении преступлений, связанных с вооруженным конфликтом. Следствие четко понимает, что подозреваемые скрываются на временно неподконтрольной территории Украины или в России. Однако принять действенные меры по их розыску невозможно. Конечно, при попытке пересечения государственной границы Украины или линии разграничения подозреваемые лица задерживаются и передаются в суд, однако таких случаев единицы», – констатировал прокурор.

«Таким образом, сложилась парадоксальная ситуация, в которой прокурор, при наличии достаточных доказательств вины лица, не имеет законных оснований направить дело в суд, а вынужден принимать решение о приостановлении досудебного расследования. В то же время, до принятия окончательного решения судом невозможно решить вопрос о взыскании с виновного лица убытков, в частности, путем конфискации его имущества или активов», – подчеркивает Ляшенко.

При этом, в условиях продолжающегося вооруженного конфликта почти ежедневно совершаются новые преступления.

Сторонники института заочного досудебного и судебного производства предлагают внести в законодательство изменения, которые бы обеспечили ряд гарантий, таких как:

  • обязательное привлечением защитника;
  • возможность участников процесса и стороны защиты получать информацию о процессуальных решениях, в том числе с официальных сайтов государственных органов;
  • безусловные права на обжалование решения о начале заочного досудебного расследования, других принятых процессуальных решений;
  • «и, главное, право на пересмотр вынесенного приговора с участием лица».

«При таких условиях заочное производство должно стать одним из механизмов реализации принципа неотвратимости наказания и обеспечения законности в государстве», – заключил Ляшенко.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять