RU
Все новости

В «ДНР» убийцам дают 7 лет, а Евгения Ставцева «приговорили» к 14-ти

Евгений и Юрий Ставцевы
Евгений и Юрий Ставцевы

Житель Донецка Евгений Ставцев находится в плену «ДНР» с 6 октября 2017 года, когда его задержали дома. И «осудили» на 14 лет за «шпионаж». Его отец, 64-летний врач Юрий Ставцев, до сих пор не понимает, что мог сделать сын и какова истинная причина ареста, передает «Новинарня».

Юрий Ставцев отмечает, что задержание Евгения стало для родителей настоящим шоком: «Ребенка забрали поздно вечером. Незнакомые вооруженные люди с густыми рыжими бородами – такие "типичные шахтеры, которые вытащили из рудников автоматы и минометы" – вломились в квартиру, где были Женя и моя жена. Ничего не объясняя, забрали документы, ноутбук, компьютер, сына и автомобиль, который стоял под окнами дома. И долго мы парня не могли найти. Почти 2 месяца искали безрезультатно, никто ничего не объяснял».

На момент задержания Евгению было 32 года. Он родился и жил в Донецке, окончил университет по специальности экономист-международник, работал в Пенсионном фонде, потом начал заниматься собственным делом. Был в стороне от политики, не принимал участия в Майдане, не брал в руки оружие – то есть как бы ничем не мог скомпрометировать себя в «ДНР».

Евгений планировал закончить дела, забрать маму и переехать к отцу в Киев.

«Я всегда спрашиваю себя, за что и как это произошло? Может, кому-то что-то сказал? Может, кто-то на него за что-то? Это же 37-й год!», – жалуется отец.

Юрий Ставцев всю жизнь в Донецке работал врачом-гастроэнтерологом, возглавлял отделение. В марте 2015 года выехал из родного города. И на момент захвата Жени отец уже был в Киеве.

По всем структурам «ДНР» сына искала больная мать. В конце концов «прокуратура» дала ей справку, что Евгений Ставцев – под «следствием», его обвиняют в «шпионаже» в пользу Украины.

«Из того, что нам известно, он прошел не один круг ада. Пережил пытки, был и в "Изоляция" (арт-пространство в Донецке в помещениях бывшего завода, которое с 2014 года превратили в тюрьму-концлагерь, – ред.), и в 97-й колонии в Макеевке. Сейчас уже в 32-й колонии, тоже в Макеевке – сюда его отправили после "суда", который состоялся 18 февраля 2019 года. "Суд" прошел очень быстро, маму не пустили. Я не поехал, потому что знал, что и сам могу оказаться за решеткой», – рассказывает отец.

Женю «осудили» на 14 лет лишения свободы за «шпионаж» в пользу Украины и создание «террористической организации».

«Знаете, когда тебе за 60, хочется помощи от сыновей, а оказывается, что сына у тебя нет», – вздыхает Ставцев-старший.

Ранее в Киеве Юрий написал заявление в полицию об исчезновении сына, и Евгения зарегистрировали в центре по освобождению заложников.

Сейчас Евгений пропустил уже три обмена пленными. Отец не знает, почему сына не возвращают.

Последний раз сына он видел еще в 2015 году, когда уезжал из Донецка. Там осталась жена. До недавнего времени она раз в неделю отвозила Жене передачи, а во время карантина это запретили.

Как-то отцу удалось поговорить с сыном по телефону, буквально минуту. Евгений жаловался на проблемы со здоровьем.

«Трудно жить годами с этим грузом, ходить на работу... Я уже не могу молчать об этом. Они должны иметь совесть, должны подтвердить его в списках. Пусть вернут моего сына. Я думал: что же гражданский человек мог сделать такое страшное против молодой "республики", если убийцам дают по 7 лет, а ему – 14?», – говорит врач.

У него уже есть планы на ближайшее время после освобождения Жени: «Как врач и как отец я приведу его в порядок. Спуску не дам, сделаю все возможное, чтобы вернуть здоровье. А уже потом – все остальное. Чем ему здесь заняться, найдем, он не заскучает точно».

Напомним, что освобожденный в рамках обмена 29 декабря 2019 года журналист Станислав Асеев рассказывал, как находился в донецкой «Изоляции» вместе с Евгением Ставцевым.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять