RU
Все новости

Владимир Жемчугов рассказал, как в Луганске создал партизанское движение

Владимир Жемчугов с супругой во время обмена пленными
Владимир Жемчугов с супругой во время обмена пленными

До войны Владимир Жемчугов был в Луганске успешным предпринимателем, а в 2014 году организовал здесь партизанское движение. Год, который он провел в плену «ЛНР», россияне и «республиканцы» считали, что он причастен только к трем операциям – но на самом деле их было несколько десятков, передает «Громадське радіо».

Владимир родился в Красном Луче (после переименования – Хрустальный), потом переехал в Луганск. В 2000-х Жемчугов возглавил в Луганске филиал международной компании. Она занималась перспективной в те годы продажей пластиковой упаковки. Решил открыть собственный бизнес в этой сфере и так переехал в Грузию. С 2007 года жил на Кавказе, был в Нагорном Карабахе, Чечне, Дагестане, был свидетелем российско-грузинской войны. Поэтому в 2014 году сразу понял, что именно начинается на Донбассе, поэтому и вернулся в Украину.

Он знал, как обращаться с оружием, еще со времен службы в советской армии, а историей и методами ведения партизанской войны интересовался с детства.

В 2014-м приобрести оружие на востоке было просто, если ты имел деньги. «Казаки» продавали его сами – автомат Калашникова можно было купить за $200, пулемет за $300, РПГ за $700. Многие покупали их не для того, чтобы использовать, а просто чтобы «на всякий случай».

«Большинство людей не были готовы к войне. Россияне это понимали. У нас начали находить убитых активистов – рядом с дорогами, в посадках, со связанными скотчем за спиной руками и простреленной головой. Было очень тяжело. Простых людей это подтолкнуло не к сопротивлению, а к страху. Возможно, потому, что я уже видел это все на Кавказе, я решил, что должен что-то сделать», – поясняет партизан.

В 2015 году в координации с украинской армией Владимир в «ЛНР» провел 30 успешных операций; до этого был 2014 год, когда партизаны действовали полностью самостоятельно.

«Когда в августе украинская армия подошла к Красному Лучу со стороны Снежного, в город зашли регулярные российские войска. Начались бои… Когда украинская армия отступила, российские военные установили палаточный городок между Красным Лучом и Снежной, под Минусинск. Мы приходили ночью с автоматами и расстреливали его. Кто сколько успевал выстрелить – две обоймы, три. И бежали. С этого началась наша настоящая партизанская война», – рассказывает мужчина.

Противник не предполагал, что на Донбассе может появиться партизанское движение. Поэтому их не искали. Даже позже, когда Владимир попал в плен, россияне думали, что он совершил только три операции, в которых сам признался.

«Они думали, что это где-то в посадках скрываются украинские солдаты, а в городе особо не разыскивали. Ходили патрули, проверяли паспорта, но не более. Это позволяло нам выходить в город по ночам и делать основы – подрывать железнодорожные пути, коммуникации, ставить "фугасы" на дорогах, которыми шли русские колонны, обстреливать их», – вспоминает Жемчугов.

Партизаны координировались с украинской армией – обменивались разведданными. Но оружие командование им не предоставило, хотя они неоднократно об этом просили.

«Осенью 2014 мы уже говорили – нам нужны расходные материалы, гранаты, детонаторы и патроны, мы не можем в таком количестве закупать все это у "казаков", это вызовет подозрение. Начиналось все с моих денег – на них мы закупали оружие, боеприпасы, планировали и проводили операции», – говорит Владимир.

Российское ГРУ в Луганске разместилось в здании закрытого аэродрома высшего училища штурманов. Оно было запитано к двум линиям электропередач, и одну из них, вблизи поселка Хрящеватое, можно было взорвать. Это было последнее – и успешно выполненное – задание Владимира перед тем, как он попал в плен.

Когда он возвращался с задания, то в траве вдоль посадки не заметил растяжку. От взрыва он получил многочисленные ранения. Он смог доползти до трассы. «Подъехала колонна – я слышал, как шумели покрышки. Но они меня объехали. Вышли люди, я помню, что у них стучало оружие. Они вкололи мне обезболивающее, забрали и отвезли в больницу в Луганске», – продолжает партизан.

На следующий день взорвалась линия электропередач и русские поняли, что Владимир – не обычный местный житель и имеет к этому отношение: «Ко мне в реанимацию уже пришли эти "русскоязычные с московским акцентом". Тогда меня начали допрашивать».

В больнице Владимир пробыл 8 месяцев. Ему сделали несколько операций, впоследствии ампутировали кисти и предплечья обеих рук. Серьезных физических пыток в таком состоянии не применяли, но все время давили психологически.

«Постоянно запугивали, прикладывали к голове пистолет, делали уколы, говоря, что заражают меня какими-то страшными болезнями. Но я и так умирал, весь был в осколках – многие до сих пор остаются в теле. Я понял, что могу не выдержать допросов, и перекусил ночью трубку капельницы – хотел покончить с жизнью. Только после этого допросы с такими психологическими издевательствами прекратились», – рассказывает бывший пленный.

«Меня, безрукого и слепого, отвезли в центральную тюрьму города Луганска – в камеру с уголовными заключенными. Условия там были антисанитарные. Раз в месяц к нам приезжал ФСБ-шник, меня выводили на допрос», – продолжил он.

Владимира Жемчугова освободили 17 сентября 2016 года. В следующем году президент Петр Порошенко присвоил ему звание Героя Украины. Владимир проходил лечение и реабилитацию в Германии, где ему частично восстановили зрение и изготовили протезы.

Выдержать период реабилитации помогала семья – жена и мама.

В 2018-2019 годах Владимир был советником в Министерстве информационной политики по вопросам национально-патриотического воспитания молодежи, сейчас занимается проектами по патриотическому воспитанию в школах, встречается со студентами и лицеистами.

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять