RU
Все новости

Можно ли продать квартиру в «ДНР»: Разъяснение украинского риелтора

Елена Маленкова / Фото: скриншот видео ТК «Дом»
Елена Маленкова / Фото: скриншот видео ТК «Дом»

Квартиру и иную недвижимость в «ДНР» сегодня продать можно, но не по украинским законам. Об этом рассказала генеральный директор агентства недвижимости «КДУ-Реалити Групп», переселенка из Донецка Елена Маленкова.

«Квартиру продать все еще можно, но не по украинским законам. И то если сам собственник въедет на неподконтрольную территорию, либо он там находится. Если человек находится на территории Украины, первое – он не может пересечь блокпост из-за карантина, а во-вторых, он не сможет дать доверенность, оформленную по украинским законам. Потому что украинские доверенности там с 1 мая прекратили принимать – от слова "совсем"», – пояснила Маленкова.

По ее словам, о том, сколько сейчас сделок по недвижимости совершается на неподконтрольной территории, можно только предполагать.

«Я общаюсь с риелторами на той территории, и многие мне пишут и жалуются на то, что там происходит. И сегодня, если сравнивать по количеству транзакций с январем, то количество сделок уменьшилось в 10 раз», – рассказала директор агентства.

Она отметила, что действующие на неподконтрольной Украине территории субъекты находятся ни в юрисдикции Украины, ни Российской Федерации.

«Это какой-то нонсенс, новообразование, которое само по себе не несет никакой ни юридической ответственности, совершенно. Если до 2 января 2017 года все сделки оформлялись на территории Украины и собственник спокойно получал свои деньги, платил налоги в Украине, то со 2 января 2017 года на "той" территории были запрещены к принятию все договоры, и право наследования, договоры дарения, купли-продажи, – они были запрещены. С 2017 года на "той" территории стали проводить так называемые перерегистрации на местный, "ДНРовский" правовой статус», – отметила Маленкова.

Она пояснила, что до 1 мая действовала определенная схема: «Для того, чтобы человеку продать квартиру на "той" территории, он полулегальным образом делал доверенность в Украине на кого-то из своих родственников либо на местного риелтора, которые оставались "там". Передавал "туда" комплекты оригинальных документов и через БТИ изготавливался технический паспорт, уже с "ДНРовским" лейблом, и далее регистрировался в местной "регистрационной палате". Правоустанавливающими являлись два комплекта документов: первый – это наш правоустанавливающий украинский комплект (технический паспорт и наш правоустанавливающий документ), и уже перерегистрированные документы».

Еще был нюанс: если право собственности по договору наступило после 11 мая 2014 года, то до 2017 года еще можно было сделать так называемую «легализацию».

«На сегодняшний момент практически все сделки приостановлены. Разрешены только если люди находятся там, на той территории. Правового статуса у этих документов, разумеется, нет», – подчеркнула Маленкова.

Она считает, что нельзя обвинять украинцев в том, что они вынуждены продавать недвижимость «по тем законам», потому что другого варианта у них не осталось.

«Мы бы с удовольствием проводили сделки по украинским законам, но там их не принимают. И покупатели, которые приобретают недвижимость на той территории, они покупают по тем "законам", другого варианта у них нет. Продать по украинскому законодательству, и по тому "законодательству" тоже невозможно по той причине, что кто-то из нотариусов в любом случае заберет правоустанавливающие документы украинские, которые для той территории тоже являются правоустанавливающими», – говорит Маленкова.

Что касается цен, эксперт отмечает, что в том же Донецке меньше всего падали цены на квартиры в районах, которые не подверглись обстрелам – Ворошиловский, Калининский, отчасти Киевский (до «Донецк-Сити») и Ленинский (чуть ближе от цирка) районы.

«Здесь более-менее, но в 3 раза упали цены по сравнению с довоенными. Киевский район от "Донецк-сити" и дальше вообще был непродаваемый, чуть ли не до последнего времени. Район, который раньше считался престижным, стал непродаваемым, цены упали в 10 раз», – констатирует риелтор.

Также она добавила, что коммерческая недвижимость практически не продается.

«Коммерческая торговая недвижимость там, где цены доходили до 5 тыс. долл. за 1 кв. м, упала тоже в 10 раз. Сегодня офисы в очень дорогих бизнес-центрах практически не продаются. Недавно был продан офис в очень дорогом бизнес-центре напротив "Донбасс арены" (скорее всего, речь идет о "Центавр плазе", – ред.), который был куплен без ремонта за 2700 долл., был сделан ремонт за 1000 долл., то есть обошелся в 3700 долл., – был продан за 300 долл. за 1 кв. м. Не продаются ни складские, ни производственные помещения», – заключила Елена Маленкова.

По ее мнению, учитывая десятки тысяч совершенных транзакций по недвижимости за все время вооруженного конфликта, должна быть амнистия по таким договорам, «поскольку у людей не было другого выхода, как продавать или покупать по тем законам».

Текстовая версия подготовлена РПД «Донецкие новости» по видеоматериалам ТК «Дом»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять