RU
Все новости

Пережитое – как страшный сон: У жительницы Курахово сначала обнаружили, а потом не подтвердили коронавирус (Фото)

Фото из открытых источников
Фото из открытых источников

Жительница Курахово Анна вместе с мужем Виталием провела 11 дней в инфекционном отделении в Мариуполе. Первый тест показал наличие у женщины COVID-19. Это был первый выявленный случай заболевания в Курахово. Но два повторных анализа не подтвердили коронавирус – ни у нее, ни у ее мужа, ни у сына. Анна рассказала «Кума.city» о беспомощности и травле в соцсетях, с которыми столкнулась из-за подозрения на инфекцию. Далее – монолог кураховчанки.

Под окнами «инфекционки» выла от отчаяния

– Обратилась в больницу по другому поводу, не связанным даже с ОРВИ. Никаких признаков болезни не было. Но для дальнейшего обследования и медицинских процедур надо было сдать многочисленные анализы, в том числе и на COVID -19.

27 мая в городской больнице мне предложили взять анализы: кровь из вены для быстрого теста и пробы из носа и горла. То есть тестов было два. Экспресс-тест через 15 минут показал, что вируса во мне нет, врач сообщил, что пробы второго теста отвезут в Славянск, но когда будет результат ПЦР-тестирования он не сказал. Поэтому, я спокойно вернулась домой и спокойно ждала результатов, чтобы начать лечение основной болезни.

4 июня моему мужу, который еще зимой перенес сложную операцию на сердце, стало плохо. У него появилась температура и головная боль. Это меня насторожило, потому что после операции у него ослаблен иммунитет и болеть ему нельзя. Поэтому, мы сразу обратились к семейному врачу, который решил, что мужа надо обследовать. Кстати, этому врачу мы очень благодарны, что обратил внимание на состояние человека. Его обследовали терапевт, кардиолог, невропатолог. Но сразу причину температуры выяснить не могли, признаков ОРВИ у него не было.

Мужа положили в терапевтическое отделение, после капельницы ему стало лучше, температура снизилась. Но поздно вечером началась рвота. Скорее всего, это была реакция на лекарства. И это очень напугало врачей.

На следующий день я пришла посещать мужа в больницу. Мне позвонили из филиала лабораторного центра в Марьинке и сообщили, что ПЦР-тест показал наличие вируса. В это время я была у мужа в палате. Сказать, что меня это потрясло – это ничего не сказать, была в шоковом состоянии и не понимала, что делать и что будет дальше.

Меня попросили выйти из отделения и обратиться к заведующему инфекционного отделения, который предложил мне подождать на улице, пока они решат, что делать дальше. Несколько часов мне пришлось маячить под окнами «инфекционки» и буквально выть от отчаяния. Меня видели из окна медсестры и врачи, но ко мне никто не вышел, чтобы хоть предложить успокоительное.

Успела позвонить сыну и близким, сообщила о ситуации и попросила, чтобы принесли нам какие-то вещи, потому что понимала, что нас могут куда-то отвезти. Затем у меня разрядился телефон, зарядить его в отделении мне отказали. Через несколько часов ко мне вышла медсестра и попросила сделать рентгеновский снимок. Меня поместили в палату вместе с мужем. У него, у сына и у меня повторно взяли пробы из носа и горла. Кстати, результаты этих тестов все были отрицательные, то есть не обнаружили вирус ни у кого из нас. Но, об этом мы узнали только через 6 дней.

Ощущала себя каким-то мусором

Нам сказали, что вероятно нас отправят в Мариуполь. Перед этим пришлось связаться с подругой, чтобы она позаботилась о сыне, который остался дома без нас.

Затем началось самое страшное. Нам не позволяли выйти из палаты, кричали даже, когда мы пытались попасть в туалет. Знакомые принесли еду, чтобы мы перекусили, но нам отказались ее передать, мне не разрешали выйти в магазин чтобы купить воды и в аптеку. Муж после операции ежедневно пьет антикоагулянты, а они как раз закончились. Просила выйти, хоть на несколько минут, чтобы купить лекарства, но на меня никто не обращал внимания, нас просто не слышали.

В это время ощущала себя каким-то мусором, отторгнутой, ненужной.

Затем нам сказали, что для того чтобы попасть в Мариуполь, надо у мужа взять пункцию, чтобы исключить неврологический диагноз. Мне предложили написать расписку, что врачи не несут ответственность за последствия этой процедуры.

Мы, конечно, отказались, тогда нам предложили сделать компьютерную томографию головного мозга в Великой Новоселке, где также попросили написать расписку, что за его состояние я беру ответственность на себя. Пришлось написать, но было такое ощущение, что врачи ни за что не несут ответственность.

В Великую Новоселку нас везли, как на телеге. А безумная жара, а муж с больным сердцем. За КТ мы заплатили 600 грн. Затем нас вернули обратно в Кураховскую больницу, где более трех часов мы ждали транспорт, который должен был доставить нас в Мариуполь. В инфекционное отделение больницы, расположенной в Мариуполе возле автовокзала, нас привезли 5 июня, в около 23:00. Только тогда нам удалось пообедать первый раз за день.

В интернет кто-то «слил» мои личные данные

Нас привезли в отделение, предназначенное именно для лечения больных коронавирус. В палате было достаточно чисто, но за ее пределы выходить нам не разрешали. Именно туда нам приносили еду. Там была комната гигиены, где можно было помыться. Не знаю, сколько в отделении лечились пациентов, по словам санитарки, около 30. Мы слышали, как пациенты за стеной кашляют. Мы попали в больницу как раз накануне праздника Троицы, были выходные.

Мне несколько дней мне приносили «Регидрон», но я отказалась его принимать, так как никаких признаков болезни не было. Мужу кололи лекарства для поддержания сердца, после определенных обследований капали лекарства, предназначенные для лечения воспаления почек. Как я поняла, в этой больнице у него обнаружили именно воспаление почек.

Несколько раз в день нам проверяли температуру, пульс, давление, осматривали горло. Никаких признаков болезни во мне так и не появилось. А у мужа некоторое время держалась температура +37,2.

Через несколько дней мне назначили антибиотик «Азитромицин», но я также отказалась его пить. Преимущественно пила сильные успокоительные, потому что очень переживала за мужа, которому после операции нужен определенный режим питания. Ему надо употреблять много фруктов и овощей, в больничном меню их нет, а выйти купить их нельзя. К тому же ему нужно много гулять каждый день, а в больнице удавалось гулять только по палате. У мужа был очень важный этап послеоперационной реабилитации.

Переживала и за сына, который остался дома на самоизоляции. Пищу ему приносила моя подруга и оставляла сумки под дверью. Сын, конечно, тоже переживал за нас, хотя он у меня самостоятельный, режим не нарушал. Но мне звонили и спрашивали, почему он окна и балкон открывает, имеет ли он на это право, не заразит так кого-то?

Меня поддерживали близкие и знакомые, перечисляли деньги на лекарства, потому что после того, как мужу сделали операцию у нашей семьи больше 100 тысяч долга.

Еще переживала из-за того, что в интернете начали распространяться какие-то слухи, сплетни обо мне и нашей семье, кто-то в фейсбуке «слил» мои личные данные – имя, фамилию.

Это не просто «напрягало», а выбивало из колеи окончательно. После того, как мы провели в больнице пару дней, мужу сделали повторный тест. Он показал отрицательный результат через несколько дней. Тогда и я стала требовать, чтобы мне сделали еще один тест. Его результат оказался отрицательный. Тогда уже мы стали требовать, чтобы нас выписали.

Мы пролежали в больнице 11 дней. Возвращаться домой из Мариуполя было очень сложно. Муж с больным сердцем не может находиться на открытом солнце, а тем более ездить в душном общественном транспорте. В Кураховской городской больнице отказались перевозить нас домой, хотя знали, что муж после операции и такие нагрузки – не для него. Для поездки на такси из Мариуполя в Курахово у нас не было средств. Пришлось просить знакомых, чтобы нас забрали на машине.

В выписке моего мужа указано, что он болел ОРВИ. После возвращения из Мариуполя мы несколько дней находились дома, выходили гулять только вечером, хотя в больнице Мариуполя мне сказали, что тесты не подтвердились и мы можем прекратить самоизоляцию. Из Кураховской поликлиники звонили и просили побыть в изоляции, но я отказалась.

Хочу забыть всю эту историю

Все пережитое для меня – как страшный сон, до сих пор не верю, что это было со мной. До сих пор меня беспокоят вопросы, на которые не могу найти ответ: почему результаты тестов, которые делают в Славянске надо ожидать неделю и более, а в Мариуполе их делают за пару дней? Кто и зачем принял решение о том, что нас надо класть в отделение, предназначенное для лечения больных коронавирусом, если у нас не было никаких признаков болезни, а тем более осложнений? Неужели нас нельзя было изолировать дома? Возможно, врачи занимались здоровьем моего мужа с болезнью сердца и перестраховались. Но почему нам этого никто не объяснил?

Сейчас чувствую себя хорошо, только нервы на пределе. Хочу забыть всю эту историю. Планирую обратиться в суд по поводу разглашения в социальных сетях моих личных данных. Конечно, чтобы судиться нужны деньги, а в нашей семье только большие долги, но не могу это так оставлять, потому что не хочу, чтобы еще кто-то стал жертвой подобной травли.

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять