RU
Все новости

Не хватало адреналина: Как жительница Краматорска стала деминером

Анастасия Ванина / Фото: WoMo.ua
Анастасия Ванина / Фото: WoMo.ua

Анастасия Ванина проработала деминером в HALO Trust полтора года. Девушке 34 года, родилась и выросла в Краматорске, была свидетельницей военных действий, а ее отец несколько лет служил в украинской армии в самые горячие периоды военного конфликта на Донбассе, пишет «WoMo.ua».

«После окончания боевых действий в Краматорске и Славянске я вдруг начала испытывать нехватку адреналина. Гражданские как-то тоже этим страдают. Захотелось помогать в освобождении родной земли от мин, потому что прекрасно понимала – работы непочатый край. Сюда завезено и спрятано в землю многое, и обычные военные саперы не поставят очистку мирных территорий в приоритет. Мне стало интересно, кто занимается гуманитарным разминированием. Так я подала заявку в международную организацию HALO Trust», – рассказывает Анастасия.

По ее словам, сначала девушек не брали на должности саперов, но в 2017 году такая возможность появилась. В первом наборе было всего 2 девушки, во втором, куда и попала Настя, — уже пятеро (на 150 саперов-мужчин).

«Гуманитарное разминирование не подразумевает работу конкретно с взрывоопасным объектом, главное – это поиск такого предмета. Когда мы его находим, вызываем специальные службы, которые уже устраняют опасность. Поэтому прямой угрозы для жизни нет. Думаю, девушек не брали сразу, так как это физически тяжелая работа. Зато, когда я уходила, почти в каждой команде они были», – делится воспоминаниями Анастасия.

Семья ее выбор приняла сразу. Отец девушки тогда был на фронте и поддержал дочь. Мать сначала переживала, но когда Настя пояснила, что не будет сама обезвреживать растяжки, а лишь искать мины, та успокоилась. Многие знакомые, просто соседи удивлялись и говорили, что ей делать нечего. Кто-то восхищался.

Настя стартовала, как и все, просто деминером, потом была сапером, парамедиком. В организации все проходили курс по медицине и оказанию помощи. Ведь поля, которые разминируются, зачастую находятся в отдаленных районах, где до ближайшей больницы ехать далеко. Говорит, за день могли пройти как несколько метров, так и километр. Противотанковые поля очищались большими объемами, с помощью рамочного детектора, с которым работало по три человека в команде. А бывают поля, где нужно просмотреть каждый метр, каждый кустик, и тогда охватывали не более 15–20 м в день.

Самым трудным Настя также называет климат, в котором приходилось работать, – и в жару, и в слякоть. С собой носят 10-килограммовую сумку для инструментов, ручной детектор весом в 3,5 кг. Однако сумку переносить с собой все время не нужно, непосредственно на поле раскладывается нужный инструмент.

Самыми забавными называет моменты столкновения с животными – бегающими по полям зайцами или коровами. Но хуже всего были фазаны, которые могли буквально выпрыгнуть из-под рук и начать кричать. Тогда всей команде приходилось останавливаться и ждать, пока животных не уберут с поля.

«Самый распространенный вопрос: сколько лет понадобится на полное разминирование территории. Но пока никто даже приблизительно не может дать ответ. Во-первых, конфликт еще идет, линия фронта может измениться. Во-вторых, это зависит от финансирования. Думаю, это точно не 5, 10 или 15 лет, а значительно больше», – завершает рассказ Анастасия.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять