RU
Все новости

Отец погибшего в Мариуполе «Бандеры»: Моего сына убили люди, связанные с наркоторговлей

Алексей Симоник
Алексей Симоник

Смерть в Мариуполе известного активиста и экс-доброволеца Алексей Симоник (позывной «Бандера») может быть убийством за его деятельность по разоблачению наркоторговцев. В этом убежден отец погибшего Игорь Симоник, передает «Сайт города Мариуполя».

Алексей пропал в ноябре 2019 года пропал, долгое время числился без вести пропавшим, а 20 января в реке Кальчик было обнаружено полуразложившееся тело. Судмедэксперты пришли к выводу, что скелетированный труп принадлежит Алексею. 11 апреля он был похоронен в закрытом гробу.

Игорь Симоник считает, что его сына убили.

«Леша готовился к чемпионату Украины по стрельбе из лука. Он должен был во Львове представлять Донецкую область. У него были шансы попасть в тройку лучших. Это я говорю к тому, что мне пытались навязать версию самоубийства сына. В это я не поверю никогда. У него было много планов. Также он ездил к девушке получать благословение ее родителей на свадьбу. Они планировали свадьбу на июнь. Вернувшись в Мариуполь, он созванивался со мной, чтоб переговорить о свадьбе и хотел устраиваться на официальную работу, продолжая заниматься спортом», – говорит отец.

Игорь Симоник вспоминает день пропажи сына. 16 ноября утром он говорил с ним по телефону, а около 15:00 позвонили сотрудники СБУ и сказали забрать машину Алексея от центрального входа в управление. Была информация, что парень находился под действием наркотиков, прыгал перед зданием СБУ на машину.

«Я в это не верю. Он занимался лучной стрельбой и накануне прошел обследование перед соревнованиями… Есть видео в сети, на котором Алексей перед зданием СБУ запрыгивает на капот машины. Очевидцы говорят, что он был в неадекватном состоянии. Он мог делать это для того, чтобы привлечь внимание, чтобы его арестовали, и тогда бы он мог все рассказать о наркотрафике и назвать громкие фамилии… Сотрудники ведомства рассказали, что он приехал к СБУ требовать своего ареста. Я же знаю, что Алексей хотел назвать фамилии людей, которые причастны к наркотрафику в области и регионе», – отмечает отец.

Алексея отвезли в наркологию на освидетельствование. А Симоник-старший отвез его машину на стоянку. Сына выпустили из полиции. Родители забрали его, приехали домой к бабушке. У дома уже стояла серая машина с людьми, Алексей с ними пообщался и поднялся в квартиру.

«Минут через 20 его телефон снова "запиликал". Он стал нервничать и ходить по квартире. Я стал спрашивать, кто приезжал и что вообще случилось. Леша ответил, что это были сотрудники СБУ. Он рассказал, что утром разговаривал в кафе с неким человеком из правоохранительных органов о том, что у него есть информация о крупном наркотрафике. Они пили кофе и после этого Алексей почувствовал себя плохо. Я стал спрашивать подробнее, но Леша сказал, что не хочет говорить», – продолжает отец.

Утром на телефон Алексея снова пришло сообщение. «Он подскочил и начал ходить туда-сюда. Я приказал ему отдыхать и лежать, кто бы ни позвонил и ни приехал. Леша стал себя вести неадекватно, взволнованно и растерянно. "Что случилось?" – спрашивал я, но Леша не отвечал», – рассказывает мужчина.

Вскоре парень сказал, что выйдет за сигаретами и вернется, при этом, как оказалось, он не взял с собой ключи от квартиры. Увидев его ключи на тумбочке, отец пошел искать Алексея на улицу, но нигде не нашел. Родители подумали, что он пошел к друзьям. На следующий день обратились в полицию.

«Вечером приехали люди из уголовного розыска. Агрессивным тоном они начали мне говорить, что мой сын такой-сякой и странно то, что это не произошло с ним раньше. Мы стали ругаться, я кричал, что, если им известно где мой сын – у них будут проблемы. Они стали вести себя тише, но потом ходили по соседям и рассказывали, что Леша служил в добробатах, и, следовательно, был связан с алкоголем, наркотиками, мародерством и вообще мог покончить собой. Разговоры велись с соседями без протокола», – отметил отец.

Алексей Симоник

Когда нашли тело, Симоника-старшего вызвали в уголовный розыск. Сообщили, что определили Алексея по отпечаткам трех пальцев, при этом опознания не проводили.

«Я спрашивал, как отпечатки тела, которое было под водой долгое время, могут быть верны, но полицейские ответили, что есть тело в пакете и надо его хоронить. Я просил опознать, но мне сказали, если я увижу это, могу потерять сознание или получить инфаркт. Я заверял, что могу опознать тело по зубам и по переломам. "Там нет ни лица, ни мяса. Там смотреть нечего", – заверяли правоохранители… Мне сказали, что его съели раки, рыбы и крысы зимой. Но как такое могло произойти? Я думаю, что следы на ногах – это синяки, потому что человек отбивался. Потом, один из врачей, когда я опознавал по зубам, мне говорил, что у трупа свернута шея», – говорит мужчина.

После его уговоров, сделали анализ ДНК.

Отец говорит, что по версии следствия – Алексей сам пошел к реке и утонул.

Через три недели знакомые из Италии и Греции рассказали, что у Алексея была информация на поставщиков амфетамина в Украину, которую курировал некий «Наставник», бывший сотрудник правоохранительных органов. Отец склонен к тому, что сына убили из-за разоблачительной его деятельности.

В пресс-службе Центрального отдела полиции сообщили, что пока у них нет ответа на вопрос о причине смерти Алексея Симоника. «Дело направлено на комиссионную экспертизу, ее результаты еще не пришли», – сказали правоохранители.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять