RU
Все новости

Трудно первые две смены: Полицейская Донетчины рассказала, как изменилась ее работа в период карантина

Елизавета Великая
Елизавета Великая

Карантин заставил многих людей работать из дома. Но полицейские – одни из тех, кто не может себе позволить работать дистанционно. Об этом рассказала инспектор патрульной полиции городов Краматорск и Славянск Елизавета Великая, передает «Громадське радіо».

«Приходилось приезжать на вызовы к самым разным людям, в том числе к тем, кто был в состоянии алкогольного опьянения. Но даже в таком состоянии люди не вели себя агрессивно или раздраженно. Потому что все понимают, что COVID-19 – это проблема не только государства, но и всего мира», – говорит она.

Елизавета отмечает, что с началом карантина у патрульных полицейских появился новый тип вызовов – нарушение правил карантина. Это довольно широкая категория: начиная от того, что кто-то вышел на улицу без маски, заканчивая нарушением правил обсервации по возвращению из-за границы.

«Получив вызов, который имеет категорию условий нарушения карантина, мы понимали, что едем не на обычный вызов. Потому что, возможно, там есть люди, которые уже имеют этот вирус. Это затрудняло работу для себя психологически», – вспоминает Великая.

Однако инспектор патрульной полиции старалась и старается не зацикливаться на постоянной потенциальной опасности, которая существует из-за особенностей ее работы. Прежде всего, женщина пытается настраивать себя на покой, и не думать о плохом.

«Когда я вне службы, то понимала, что тоже должна себя защищать, потому что у меня рискованная работа, и я могу общаться с людьми, которые уже имеют COVID-19, даже не зная об этом. Но, как и на службе, так и в повседневной жизни, никогда не настраивала себя на то, что могу заразиться, или что я уже заразилась. Поэтому была и остаюсь спокойной, страха нет», – отмечает полицейская.

Но, кроме положительного настроения, есть еще правила безопасности. Прежде всего – средства индивидуальной защиты: несколько масок и перчаток на смене. Второе – это помнить о социальной дистанции.

«Выходя на смену, мы всегда имели с собой несколько защитных масок, несколько пар перчаток, также всегда, или в кармане, или прицеплен на бронежилете антисептик для дезинфекции рук, помещения. Мы часто приезжали на вызовы в супермаркет или общественный транспорт – было много именно таких случаев, в контексте нарушений условий карантина. После каждого общения или входа в помещение мы себя дезинфицировали... как могли – так и дезинфицировали. Когда вызов приходил на адрес к людям, к заявителям, мы пытались в помещении держать социальную дистанцию, так как не знаем с кем общаемся, а если это комната 4х4, кто там был до того, и вообще, как эти люди себя чувствуют. Поэтому общались максимально на расстоянии не менее метра», – рассказала Великая.

Елизавета смеется: сейчас маска, перчатки и антисептик уже как родные. Однако к этому стоило привыкнуть. Первые две смены было очень непривычно, но дальше – проще.

«Было сложно привыкнуть первые две смены, когда маска мешала свободно дышать и общаться с людьми. Но потом ты не обращаешь внимания, потому что у тебя есть более важные мысли, чем маска или перчатки. Ты всегда думаешь, как помочь людям-заявителям, а не то, что тебе некомфортно. Поэтому маска уже стала как родная. Мы маски и перчатки имеем в достаточном количестве, и они у нас по три, по пять штук на смене, всегда меняем. Глядя на своего партнера, когда он 12 часов рядом с тобой в этой маске, ты даже не замечаешь, что у него прикрыто пол-лица. Первые две смены ты привыкал, а потом уже даже комфортно», – делится женщина.

Елизавета никому не выписывала штрафов. Говорит, что их основная работа как патрульных полицейских – превентивная: объяснять людям, почему так нельзя или не допускать ситуации, когда нужно кому-то объяснять.

«Прежде всего мы должны проводить превентивную работу: мы людей информируем, предупреждаем, что это их безопасность и безопасность окружающих. Поэтому профилактика и еще раз профилактика, информирование граждан. Часто приходилось доносить это до людей, которые долго находились дома, а потом выходили, и либо забывали эти маски или отказывались от них. Были такие граждане, которые отказывались, но после профилактической беседы надевали защитные средства. Вообще, люди реагировали по-разному, это человеческий фактор: кто-то прислушался, кто-то просто молчал, кто-то уходил, но большая часть людей прислушалась к нам», – продолжила Великая.

В течение карантина Елизавете приходилось выезжать и на вызовы из-за домашнего насилия. Так, заявительница позвонила на горячую линию «102», чтобы вызвать патруль, потому что дома ее оскорблял муж. Когда Елизавета с напарником были в дороге, она перезвонила женщине для выяснения обстоятельств, и тогда узнала, что это еще и параллельно вызов о нарушениях правил карантина. Поскольку муж только вчера вернулся из-за границы и уже нарушал правила обсервации. Если точнее – никак не соблюдал их.

«Как развивалась ситуация? Они два дня праздновали то, что муж вернулся домой, были очень рады. Но супруги употребляли алкогольные напитки. И уже под вечер начали выяснять отношения. Кроме того, они не предприняли никаких карантинных предосторожностей: не обратились, не прошли тест на COVID-19, и мужчина в течение 48 часов уже нарушил условия карантина. Когда мы приехали, то сначала усмирили их конфликт, чтобы не было агрессии, а потом уже начали выяснять обстоятельства: почему человек не обратился в медицинские учреждения и не принял никаких мер. Когда мы приехали, они ожидали полицию и находились дома без масок, в целом, вели себя достаточно спокойно. Нам пришлось объяснять, что так нельзя. Конечно, мы с ними общались на расстоянии. В конце мы передали информацию медикам для принятия дальнейших действий», – рассказала полицейская.

Она отмечает, что с началом карантина проблема домашнего насилия обострилась. И об этом говорят чуть ли не все правозащитники, работающие с этой темой. Если домашнее насилие было еще ранее, то в карантин это только усилилось. Но есть и такие случаи, что именно в этих новых карантинных условиях насилие появилось в семьях впервые.

Несмотря на то, что правозащитники бьют тревогу, статистика МВД сообщает о другом. Количество сообщений о домашнем насилии на горячую линию «102» до и во время карантина примерно одинаковая. Так говорит общенациональная статистика, и отдельно взятая статистика по городам Краматорску и Славянску. Например, по данным полиции Славянска и Краматорска, с 1 января по 12 марта было 176 сообщений о домашнем насилии, а с 12 марта по 1 июня этого года – 167 сообщений.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять