RU
Все новости

Предприниматель из Краматорска: Как я создавал бизнес по платежным терминалам

Алексей Штрикун
Алексей Штрикун

Предприниматель из Краматорска Алексей Штрикун сейчас руководит собственной компанией, которая специализируется на установке и обслуживании платежных терминалов, аппаратов по продаже воды по всему региону. Он рассказал, как начинал свой бизнес 11 лет назад и к чему пришел, пишет «КраматорскPost».

На старт занял денег у будущей жены

– В 2009 году, когда я был еще студентом, заработал первые деньги: распространял рекламные листовки сам и координировал команду. У меня появилась свободная сумма, чуть меньше двух тысяч долларов. Захотелось их куда-то вложить. Я стал мониторить ситуацию на рынке. Наткнулся в сети на информацию о бизнесе с платежными терминалами – и решил попробовать.

Решил, что это мне подходит, так как много времени заниматься производством или обслуживанием чего-либо у меня не было возможности – я был студентом. Моих денег хватало на один «б/у-шный» платежный терминал. Финансово целесообразно было купить сразу два. Поэтому вторую половину суммы я занял у своей знакомой. Юля впоследствии стала моей женой и матерью моих троих детей. Всего у нас было на старт бизнеса 32 тыс. грн.

Мы с приятелем поехали в Стаханов (ныне – Кадиевка, неподконтрольная часть Луганской обл.), где продавались терминалы. Увидели полуразрушеные шахты, темный поселок, склад на окраине. Мы боялись, что у нас заберут деньги и в лучшем случае скажут «до свидания». Когда мы увидели, что на складе действительно есть терминалы, с облегчением выдохнули. Вернулись домой с первыми терминалами.

Я зарегистрировался как предприниматель: между парами пошел и оформил все. Тогда это было чуть сложнее, чем сейчас. Выбрал места под аренду. Один магазин был в центре Краматорска и супермаркет в Старом городе.

Свои первые терминалы ездил инкассировать на маршрутке. Иногда ездил сам, иногда ездили с женой Юлей. Один раз в два-три дня или по необходимости: когда зажевало купюру или когда отключался свет. Инкассировали их с самым обычным пакетом, привозили деньги домой, раскладывали стопочками и шли сдавали деньги в банк.

Первая аренда была дикой. Окупались эти два терминала очень долго. Например, в супермаркете установить терминал стоило 600 грн, очень дорого. Я не умел тогда торговаться. Сейчас прошло 11 лет и я, конечно, веду переговоры иначе.

Открываю глаза – и рабочие чаты в Telegram

– Я прихожу на работу в 8-9 утра. Максимум могу позволить себе прийти в 10, если накануне поздно вернулся из командировки. Сразу же начинаю просматривать свой календарь и определяю задачи на день. Потом общаюсь с руководителями отделов, у меня их три: экономический, технический и производство.

Наше второе и более молодое направление бизнеса – аппараты по продаже воды. Раньше мы устанавливали автоматы других производителей, а с недавнего времени занимаемся собственным производством. Столкнулись со многими новыми для себя вопросами. Ежедневно мы проводим встречи по водоматам, и они никогда не длятся меньше двух часов, потому что для нас это новая сфера.

В 2014 году я нанял первого сотрудника, это был инкассатор. Сейчас у меня около 20 человек. Половина – это бэк-офис, то есть те, кто обслуживает внутренние процессы предприятия. Остальные – фронт-офис, они обслуживают оборудование, на них техническое обеспечение и инкассация.

Работа занимает весь мой день. Открываю глаза – и одновременно открываю все рабочие чаты в Telegram. Еще лежа в кровати начинаю включаться в рабочие процессы. Заканчиваю работу, когда ложусь спать.

Сидел в засадах и ставил сигнализации

– Бывают разные ЧП. Один Новый год был у меня веселым: все празднуют, и я смотрю в статистике, что у меня не работает терминал. Приезжаю туда и слышу историю: две девушки поссорились из-за парня, в драке бросили бутылку «швепса». Та пробила стекло магазина и упала на экран терминала. И вот первое января: я, залитый швепсом терминал и тряпка.

Бывают и другие происшествия, которые выбивают. Когда пневмоножницами и болгаркой распиливают терминалы. Ломиками вскрывают водоматы. И что самое обидное, денег они забирают копейки, а ремонт нам обходится десятки тысяч гривен. Вот зачем вскрывать аппарат по продаже воды и воровать 81 грн мелочью? Мы сидели в засадах, ставили камеры, сейчас вот поставили сигнализации.

Именно поэтому мы и стали сами производить водоматы. Первые, которые мы ставили в городе, были произведены в Харькове. Но, они, к сожалению, не выдерживали ловкости и напористости наших людей.

Или тоже ЧП. Когда сотрудник говорит «я уезжаю через час в Польшу на заработки, всем пока». Такие форс-мажоры случаются.

Должны показать, что этой машине можно доверять

– Самый большой кризис, который мы переживали, – это был скачок курса доллара. Все наше оборудование производится за рубежом. Как только курс доллара вырос в три раза, в 2014 году, мы сразу же остановились в развитии. Стали экономить на многом. На терминалах мы никогда не были в минусе, но были моменты, когда мы были близки к нулю.

Конечно карантин повлиял на нас. Потребители не стали тратить денег меньше, но мы понесли расходы другого характера. Например, когда закрылись места с нашими арендными точками. К примеру, автовокзал, который был закрыт, но хозяева требовали с нас оплату в полном объеме, несмотря на постановление Кабмина.

Я считаю своей маленькой, но победой, то, что мы локальная региональная компания и при этом имеем возможность работать наравне с крупными игроками.

Я сильно расстраиваюсь, долго переживаю, когда что-то идет не так, не умею проглатывать проигрыш. Особенно нечестные торги или какие-то подковерные игры. Не люблю играть нечестно. Готов выполнять все, даже жесткие требования, но откаты и прочие личные договоренности мне очень не нравятся. Когда мне непонятно, почему я проиграл – меня это очень расстраивает.

Стараюсь не сотрудничать с местной властью в Краматорске, потому что результат обычно нулевой. Например, мы хотим поставить аппарат по продаже воды около дома на балансе управления ЖКХ. Мы обращаемся к ним, в отдел развития предпринимательства в Краматорске, в управляющую компанию в земельный отдел. Все пожимают плечами, они не знают, как это делать. На официальное письмо получили ответ: «На території міста Краматорська не передбачена установка апаратів з продажу питної води». Местная власть не особо мешает предпринимателям, но и никогда не содействует в этом.

Я развивался на собственных средствах. Все, что зарабатывалось, все и вкладывалось. Я экономил на отдыхе. Пару раз привлекал средства своих родственников, но не на старте, а в период развития и всегда под какую-то цель. Например, когда конкуренты продавали терминалы по очень приятной цене, у меня не было средств на 12 единиц оборудования.

Кредитов я опасаюсь. Не боюсь, но с осторожностью отношусь к ним. Что касается инвестирования в мой бизнес, то мне поступали предложения, но инвестиции – это всегда дополнительные обязательства. Если инвестор вложился и просто получает свою прибыль – это отлично, но если он пытается управлять твоей компанией вместо тебя или, того хуже, тобой, то такие инвесторы не нужны.

По водоматам рынок совершенно не сформирован и не занят. Мы ставим оборудование, люди должны адаптироваться, мы должны показать, что этой машине можно доверять.

Развитие бизнеса с платежными терминалами в свете повсеместного перехода на безнал под вопросом. Мы планируем делать упор на водоматы. Разделим его на два направления – развитие собственной сети и развитие продаж. Дадим возможность другим предпринимателям развивать свои сети на наших водоматах.

На одной чаше весов – купить новый терминал, на второй – полноценный отпуск

– На выходных моя семья не выпускает меня из дома, потому что пока я дома, я стараюсь решать вопросы быстро и в телефонном режиме. Если я выехал – могу снова вернуться поздно.

С 2009 по 2016 годы у меня не было ни одного длинного и полноценного отпуска, только выезды на выходные за город. В 2014 году, во время оккупации Краматорска, я вывез семью в Бердянск, а сам приезжал к ним на выходные.

Только в 2017 году мы всей семьей смогли поехать в Турцию. Всегда на одной чаше весов – купить новый терминал, на второй чаше – полноценный отпуск. У нас были дома конфликты и разногласия на этот счет, но я принимал такие решения и не жалею об этом.

Сейчас мне гораздо проще с отпуском. Есть люди, которые могут меня заменить, мои доверенные лица. И с финансами сейчас уже гораздо проще.

Этой зимой мы всей семьей отдыхали в Буковеле. Маленькие дети тому совершенно не помеха. У меня их трое: младшей дочке будет 9 месяцев, среднему сыну 2,5 года, старшему – 8 лет. В декабре прошлого года, когда маленькой Мие было 3 месяца, мы летали в Вену.

Я запрещаю своему сыну покупать игры на телефон и компьютер. Но я сам нарушил свои же запреты. Купил себе игру-шутер и раз в пару недель или раз в месяц сажусь и стреляю. Вообще сейчас активно изучаю английский язык. Четыре раза в неделю езжу на занятия. После этого времени на отдых или домашние дела остается очень мало.

Изредка могу себе позволить поваляться на диване со старшим сыном и посмотреть тревел-шоу или поиграть в Майнкрафт. Леплю или рисую с младшим сыном. Но времени на это катастрофически мало. Понимаю, что должен стараться уделять им больше внимания и должен учиться отдыхать.

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять