RU
Все новости

Так долго она одна не оставалась: «ДНР» не дает разрешение родителям вернуться к дочери с инвалидностью

Алина Москаленко
Алина Москаленко

Семья Москаленко живет в неподконтрольном украинской власти Донецке. В подконтрольной Авдеевке заболела пожилая бабушка, поэтому родители Алины еще в марте уехали к ней на несколько дней и теперь не могут вернуться домой из-за закрытой со стороны «ДНР» линии разграничения. Они обращались в «республиканский» штаб, который дает разрешение на въезд, но получили отказ, передает российская «Комсомольская правда».

Алина Москаленко – имеет инвалидность детства по ДЦП и эпилепсии – осталась в Донецке, дорогу она бы не перенесла. Тогда никто не знал, что беспомощная девушка, которая ни разу не оставалась дома надолго одна, будет вынуждена ждать родителей 4 месяца.

Сейчас «ДНР» на один день иногда открывает свой контрольно-пропускной пункт «Еленовка», но впускают в «республику» людей только с местной пропиской и только на основании разрешительных списков. Чтобы попасть в список, нужно подать заявление с документами в штаб «Здоровое движение».

Проблема родителей Алины – они имеют прописку в Авдеевке, а в Донецк переехали в 2014 году. В «ДНР» вместо прописки им выдали адресные справки о временной регистрации, но справки стали просроченными еще в апреле, а чтобы их продлить, необходимо добраться в Донецк.

«Не пойму, что происходит. В штаб написал заявление, прислали отписку: типа не так оформлено и уточнили, как оформить. Оформил должным образом, а теперь на их адрес не проходят письма. У меня действительно экстренная ситуация. Застрял у матери под Авдеевкой с супругой. Приезжал на 2 дня помочь больной матери и брал с собой супругу, нуждающуюся в постоянном уходе и на тот момент у нее было обострение и нельзя было оставлять ни на минуту без контроля, а дома осталась дочь инвалид 1-й группы с детства, которая так же нуждается в постоянном постороннем уходе. Эти 2 дня растянулись на 4 месяца. Ребенок постоянно находится на краю пропасти, а я не могу достучаться к гуманитарным штабистам», – рассказывает глава семьи.

По ситуации Алины обратились в Красный Крест и ООН. Но в организациях ответили, что в данной ситуации ничего сделать не могут – решение только за «ДНР».

Каждый день, проведенный Алиной в одиночестве, стоил огромных нервов ее родителям. В любой момент у нее мог случиться приступ, а рядом никого нет.

«Дочь никогда не оставалась так надолго одна. Она вообще только 3 года назад встала с инвалидной коляски. Для этого мы прошли тяжелый путь – несколько операций, включая – на головном мозге, а затем месяцы реабилитации до самоотречения. Поэтому мы и не стали брать ее с собой в Авдеевку, это было бы испытанием для ее здоровья», – говорит ее отец.

Живет Алина в частном доме, двор за это время густо зарос травой, но в комнатах девушка поддерживает идеальный порядок – это ей под силу. В углу комнаты стоит искусственная елка.

«Мне очень страшно по вечерам одной, включаю гирлянду на елке и вспоминаю дни, когда наша семья была вместе, становится легче», – объясняет Алина.

Все это время Алина сама делает покупки, сама готовит кушать. Вот только то, что для обычного человека сделать элементарно, для нее стоит огромных усилий. Например, поход в магазин, который в 500 метрах от дома, у нее занимает целый час.

«Я несколько раз пробовала через интернет самостоятельно оставить заявку в штабе, чтобы родителей пустили ко мне. Ответ приходит – отрицательный: нет достаточных оснований», – рассказывает девушка.

На днях уже волонтеры подали от имени семьи заявку на пропуск в «ДНР», ответа пока еще нет.

Денег осталось чуть более 50 руб. (21 грн по местному курсу валют). Пенсия – 5 тыс. руб. (2 083 грн) – почти целиком уходит на лекарства, которые принимать Алине нужно ежедневно.

«Положение с КПВВ мне все больше напоминает обмен пленными – штаб, списки, обсервация. Мы уже не ропщем, что нарушаются самые базовые человеческие права. Нам отказано в праве быть верными детьми, исполнить свой человеческий долг перед старенькими родителями, разлучены семьи, которые и до этих ограничений виделись нечасто. С каким же удивлением я узнала, что представителям ОБСЕ таких препятствий не чинят – для этого им нужно пройти просто тест на коронавирус, а через 14 дней сделать повторный. К своим же гражданам у нас какие-то садистские меры», – прокомментировала ситуацию дончанка Елена.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять