RU
Все новости

Прошла детский дом и войну: 22-летняя юрист-переселенка помогает пострадавшим от войны на Донбассе

Виталия Серебрянская
Виталия Серебрянская

Виталия Серебрянская из неподконтрольного украинской власти Шахтерска за свои 22 года прошла детский дом, застала начало войны, и уже 3 года не видела своих приемных родных, т.к. въезд в «ДНР» девушке запрещен. Она получила юридическое образование и как правозащитник помогает пострадавшим от войны на Донбассе – переселенцам, участникам АТО / ООС, бывшим пленным «Л-ДНР», передает «ВВС – Украина».

Виталия Серебрянская попала в детский дом в 7 лет. Социальные службы забрали ее из неблагополучной семьи, а маму лишили родительских прав. В приюте девочка провела почти 2 года.

«Сколько я себя помню, столько и были проблемы. Мама родила меня в 16 лет, поэтому она не закончила школу. Не было поддержки и начала пить. Своего отца я никогда не видела», – рассказывает Виталия.

В детдоме Виталию сразу постригли «под мальчика»: «Завхоз обычными ножницами кое-как отрезала мои волосы, которые в то время выросли почти до колен. Она не обращала внимания на мои слезы и мольбы. Сказала, что я здесь не дома и буду делать все, что скажут».

Еще из воспоминаний о приюте, как на глазах девочки охранник избил дубинкой 15-летнего воспитанника – «воспитывал» за ругательство.

Тогда, говорит Виталия, она впервые задумалась, что хочет защищать права детей: «Я спросила у воспитательницы, что я могу сделать, чтобы защищать детей, когда вырасту. И она ответила: стать юристом».

Из приюта Виталию забрала приемная семья, ее биологическая мать через 2 года умерла.

В свои 9 лет Виталия не умела ни читать, ни писать, ни считать. После детдома сразу пошла во второй класс, при поддержке приемной матери и первой учительницы девочка быстро догнала сверстников.

Война на Донбассе застала девочку в 10-м классе в Шахтерске (60 км от Донецка). «Настоящие бои начались где-то с начала июля. Помню, от взрывов над городом стоял дым, обстреляли детский сад. Во время обстрелов мы прятались в подвале. Я и младшая сестра так боялась, что даже когда с дерева просто падали спелые груши, бросалась на землю и закрывала голову руками», – вспоминает девушка.

Через несколько недель семья покинула город. «Мы выезжали в последнем коридоре Красным Крестом, фактически в никуда… Было очень страшно. Когда я прощалась с бабушкой и дедушкой, над головой летали снаряды, а дома горели. Я не знала, когда увижу их снова. Старалась не показывать эмоций и поддержать маму, которая всю дорогу держала в руках икону и молилась, чтобы в нашу машину не попал снаряд», – рассказывает Виталия.

Уже в Днепре, куда Виталия переехала с мамой и сестрой, она активно начала заниматься волонтерской деятельностью. Тогда ей было 16 лет.

В Днепре семья прожила около года, а когда бои в Шахтерске поутихли – вернулась, уже в «республиканский» город. Приемная мать Виталии так и не смогла «прижиться» на новом месте: скучала по дому и волновалась за родных.

В школе Виталия выдержала только неделю, ведь не скрывала неприязни к «республике». За это ее травили не только ученики, но и некоторые учителя. Поэтому девушка перешла на дистанционное обучение в украинской школе, а когда исполнилось 18 лет – переехала в Днепр. Семья же осталась в «ДНР».

«Они переживали и не хотели меня отпускать. Решающим стало то, что директор школы в Днепре взяла меня к себе домой, пока не закончу 11 класс. Мои родители понимали, что на оккупированной территории я долго не выдержу», – поясняет Виталия.

В Днепре сразу после школы Виталия поступила на юридический факультет в Университет таможенного дела и финансов. Уже тогда она работала с детьми тяжелых категорий: переселенцев, погибших военных и воспитанников детдомов – учила создавать социальные мультфильмы.

Своих родных Виталия не видела уже 3 года. Сначала мама навещала дочь в Днепре, но сейчас не приезжает по состоянию здоровья. Самой же девушке въезд в «ДНР», по ее словам, запрещен из-за волонтерской деятельности.

«Я очень скучаю по родным и чувствую вину, что не могу быть рядом. Самое страшное, что я не знаю, когда увижу их снова... Мы созваниваемся, и я знаю, что они меня поддерживают, но очень волнуются», – говорит переселенка.

Сейчас Виталия получает степень магистра и одновременно работает юристом в правозащитной группе «СИЧ», которая бесплатно помогает жертвам войны на Донбассе. Девушка защищает права переселенцев, военных и бывших пленных и за полгода самостоятельно выиграла 7 судебных дел.

«Ко мне обратилась переселенка, которая 4 года боролась за возвращение социальных выплат – мы их вернули через суд. Также помогла военным пенсионерам получить 100% доплаты к пенсии – таких прецедентов в Украине не было. Мы пресекли попытку отобрать землю у АТОшника с инвалидностью и помогли переселенцам вселиться в социальное общежитие», – перечисляет юрист.

Из последних дел – Виталия помогает военным, которых призвали на службу, несмотря на состояние их здоровье. «Мужчину с бронхиальной астмой отправили на передовую. У него дрожат руки, он еле говорит и даже ручку не может удержать. Как ему можно было дать автомат? Он даже хотел покончить с собой. И таких военных у нас несколько», – говорит она.

Виталия мечтает стать детским омбудсменом. «Я на работе сдерживаюсь, но когда прихожу домой и переосмысливаю, какие шаги нужно сделать, чтобы помочь человеку, у меня такой взрыв эмоций, что хочется на стену лезть!», – заключила переселенка.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять