RU
Все новости

Эксперт указал на проблему нового перемирия на Донбассе

Донецкая область / Фото Дмитрия Балховитина
Донецкая область / Фото Дмитрия Балховитина

На Донбассе зафиксированы уже несколько нарушений режима прекращения огня, однако ВСУ на провокации противника ответный огонь не открывали. Политолог, профессор Киево-Могилянской академии Алексей Гарань видит значительные риски в том, как выписаны договоренности о новом перемирии, и считает, что украинские военные загнаны в «неудобную ситуацию». Об этом пишет «Сегодня».

В первую очередь непонятно, как будет технически осуществляться контроль над прекращением огня, поскольку есть запрет на разведывательные полеты дронов.

«Не совсем понятно, насколько обеспечен компонент безопасности для украинской армии, украинских солдат на передовой, насколько это влияет на способность выполнять боевые задачи, отвечать на провокации. Не воспользуется ли противник ситуацией, чтобы передислоцироваться, усилить свои позиции? Вроде за всем этим должны следить наблюдатели из ОБСЕ. Реально же мы понимаем, что их не пускают там в большинство районов», – говорит Алексей Гарань.

Есть у эксперта и вопросы к верификации контроля над прекращением огня, а также опасения, что выписанные в документе дисциплинарные взыскания и сложная система оповещений наблюдателей и стороны незаконных вооруженных формирований (НВФ) о нарушении может демотивировать украинскую армию на передовой.

«Получается, что украинским военным вообще нельзя никак отвечать на провокации боевиков под угрозой дисциплинарных мер? Даже с помощью стрелкового оружия? Но в таком случае это очень непростой момент. Во-первых, это может серьезно демотивировать армию. Украинские военные постоянно будут под прессом. Отвечать ли на провокацию, защищать ли свои жизни и линию фронта, но при этом рискуя быть наказанным? Или не отвечать?», – говорит политолог.

Наконец, по его словам, непонятно, как соглашение регламентирует действия кадровых военных РФ на Донбассе и российских наемников.

«Как этот вопрос касается российских наемников и российских кадровых военных? Россия ведь говорит: "Нас там нет". А потому, допустим, если российский военный откроет огонь, как та сторона сможет отчитаться о том, что он наказан? Его же там "нет", он, по идее, не может фигурировать в отчете как военный, который наказан за конкретный случай ведения огня. Получается, собственно, агрессор выведен "за скобки" соглашения?», – подчеркнул Гарань.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять