RU
Все новости

Маму освободили в ходе обмена: Жителя Донецка обвинили в «шпионаже» и удерживают в тюрьме

Фото из открытых источников
Фото из открытых источников

Представители незаконных вооруженных формирований (НВФ) на неподконтрольной украинским властям части Донетчины обвинили мужчину Максима Тимофеева и его мать Зинаиду Мальцеву в «шпионаже». Женщину освободили в ходе обмена пленными в 2019 году, а фамилии ее сына не оказалось в списках. Об этом сегодня, 31 июля, сообщает «Медійна ініціатива за права людини» («Медийная инициатива за права человека»).

На стопкадре из сюжета одного из российских телеканалов – житель Донецка Максим Тимофеев. Он исчез в родном городе еще 11 октября 2017 года. И с тех пор представители незаконных вооруженных формирований, которые и захватили его в заложники, не признают, что удерживают 32-летнего мужчину, и не соглашаются передавать украинской стороне.

«И украинская сторона не требует немедленного его освободить – Максим пропустил минимум 3 массовых освобождения», – отмечают правозащитники.

При этом Тимофеев – инвалид детства. Он имеет несколько диагнозов. В частности, атрофию щитовидной железы, то есть она практически не работает, также есть нарушения в тканях головного мозга – ликворо-сосудистая дистония. Максим требует постоянного медицинского ухода и лекарств. Об этом говорят как бывшие заложники, так и его мама Зинаида Мальцева, которая имеет соответствующие медицинские заключения.

Мать вспоминает, что в день исчезновения ее сын ждал автобус на остановке, когда к нему подошли незнакомцы. Впоследствии выяснилось, что это сотрудники так называемого «МГБ».

«Сыну позволили сделать один звонок. Когда позвонил, сказал: "Мама, меня взяли". Я ему говорю: "Как взяли? Ты что – вещь?". Потом отвезли в какую-то военную часть, где начали пытать», – рассказывает мама заложника.

Первые 8 дней Тимофеев провел на территории завода «Изоляция», где представители НВФ обустроили тюрьму и пыточную. Затем перевели в «СИЗО».

«За это время мне позволили 2 свидания с сыном. В третьем – отказали, мол, я могу навредить "следствию"», – делится женщина.

А ровно через 8 месяцев после «ареста» Максима его мать также задержали.

«Меня бросили на подвал. Там я объявила сухую голодовку, потеряла сознание. Только потом перевели в "СИЗО" – водили к врачу, видимо, хотели узнать, выдержу ли я пытки. С тех пор своего сына видела трижды – когда нас возили на "судебные заседания", последний раз 7 августа 2019 года. В конце концов меня "осудили" на 10 лет и 6 месяцев, а Максима – на 12 лет с конфискацией имущества», – рассказывает 71-летняя Мальцева.

НВФ обвинили мать и сына в «шпионаже в пользу Украины». В частности, в телефоне Максима нашли, якобы, фотографии военных объектов. А также сказали, что его действия вредили «республике».

Фамилия Мальцевой попала в список для обмена 29 декабря 2019 года, а фамилия ее сына – нет. Сейчас Максим Тимофеев содержится в колонии №32, куда в декабре 2019 года приезжали российские журналисты.

«Максим очень скромный человек, заботится о своей матери, настоящий патриот Украины. К примеру, не голосовал в так называемых "выборах" 11 ноября», – вспоминает один из бывших заложников.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять