RU
Все новости

Фильм «Забытые» о Луганске: Переселенцы нашли явные нестыковки, режиссер парировала

Кадр из фильма «Забытые»
Кадр из фильма «Забытые»

Переселенцы из Луганска посмотрели фильм «Забуті» («Забытые»), который вышел в украинский прокат 3 сентября. «Забытые» – это история луганской учительницы украинского языка Нины, ее мужа-контрабандиста Юрия и школьника Андрея, который вывесил на здании украинский флаг, за что его арестовало «МГБ». Кому-то фильм понравился, кому-то нет, кто-то назвал его клюквой.

Переселенцы увидели в нем множество сценарных нестыковок. Составили список и показали его режиссеру картины Дарье Онищенко, а она объяснила, почему нужно от них абстрагироваться, пишет «Бабель».

Сюжет «Забытых»: Нина – преподаватель украинского языка. В «ЛНР» больше не нужны такие учителя, и она остается без работы. Муж Нины Юрий предлагает ей пойти на курсы переквалификации и стать учителем русского. Сам Юрий давно обещает Нине уехать из Луганска, но ему все время не хватает денег. На самом деле он приспособился: возит контрабанду через пропускной пункт, у него есть жилье и он не замечает войны вокруг. Школьник Андрей – идеалист. Он вешает украинский флаг на крышу школы, за что его арестовывает «МГБ». Нина пытается спасти школьника, ведь он патриот Украины. Она попадает в отдел «МГБ». Позже Андрей приводит Нину в подполье, где такие же, как он, школьники и студенты планируют проукраинские акции на территории «ЛНР». Юрий в это время едет в очередной рейд, но его избивают за то, что его жена – «бандеровская подстилка», и дают 24 часа, чтобы уехать из города. Нина понимает, что нужно уезжать, и идет на стройку, где прячутся подпольщики, она находит Андрея и занимается с ним сексом. За этим тайно наблюдает ее муж. В конце фильма Нина работает учителем в киевской украинской школе. Они с мужем сталкиваются с тем, что переселенцев не принимают и обвиняют в развязывании войны. Андрея убивают на стройке «мгбшники».

«Мы посмотрели его в просмотровой копии для журналистов. Мы – это переселенец из Луганска и главный редактор «Бабеля» Евгений Спирин, переселенец из Луганска и обозреватель Сергей Пивоваров, а также пятеро наших друзей – тоже переселенцы, родом оттуда же», – отмечают луганчане.

Далее – их мнение переселенцев от увиденного и комментарии режиссера на это.

Кадр из фильма «Забытые»

Переселенцы: Нина ведет себя так, словно только что попала в «ЛНР». Она открыто хамит чиновнику, называет Луганск «несуществующей республикой», не понимает, почему все учатся по российским учебникам. Для человека, который живет в оккупации 6 лет, такое поведение – нонсенс. Люди боятся за свою жизнь и не готовы перечить вооруженным боевикам.

Дарья Онищенко: В основе лежат реальные истории, но все равно это художественный фильм. Я обобщила истории, которые услышала от людей из этого региона. Мы не говорим, когда происходит действие фильма. История могла случиться в 2016, 2017 или 2018 году.

Почему она так себя ведет? Люди внутренне не согласны с несправедливостью вокруг. Конечно, большинство людей в Луганске, наверное, побоялись бы говорить такие фразы, какие говорит Нина, в лицо сепаратистам, но на то она и главная героиня. Она сильная, волевая, у нее кончилось терпение. Из-за проблем с мужем, из-за его позиции «ни рыба ни мясо». Муж ведь думает, что если он будет плыть по течению, то сможет удовлетворить потребности семьи. Когда Нина приходит [на курсы переквалификации] и видит в очередной раз тот п*здец, что там творится, она уже ничего не боится.

У меня все еще есть надежда, что в оккупированных городах есть подполье, пусть и небольшое. Люди, которые клеят листовки, рисуют флаги. Протест Нины – это шаг в сторону подполья, борьба с окружающей действительностью.

Кадр из фильма «Забытые»

Переселенцы: Нина приходит в «МГБ», чтобы освободить Андрея. В следующей сцене два боевика онанируют на нее. В следующей – Андрей на свободе. Как он оказался на воле? Почему его выпустили? Что случилось между этими сценами? В фильме этого нет. Ведь за украинский флаг ему грозило серьезное наказание.

Дарья Онищенко: Есть люди, которых из тюрьмы уже не вытащишь, это правда. Но много кого задерживали, били и отпускали. Наш герой не главный враг «ЛНР», а просто парень, которому 17 лет. Его могли избить и отпустить.

Да, сцена с онанизмом вызывает вопросы. После показов за границей ко мне подходили люди и говорили, что в Украине до сих пор иерархическое патриархальное общество и насилие против женщин очень распространено. Меня спрашивали, хотела ли я об этом сказать сценой с «МГБ». Но я, скорее, хотела показать, что такая сцена возможна не только на оккупированных территориях. Может быть, сейчас стало лучше, но все равно полицейское насилие в Украине – это большая проблема. Во время войны жертвами насилия и беззакония часто оказываются женщины. Мы могли бы показать, что она заплатила деньги. Но в этой сцене важно, что эти два ублюдка не хотели денег, они хотели на нее кончить. Было бы реалистичней, если бы Нину насиловали? Не думаю. Моральное изнасилование ничем не лучше физического, потому тут сцена унижения с онанизмом. Они себя так и называют: «Мы дрочуны».

Кадр из фильма «Забытые»

Переселенцы: Андрей и его соратники тайно собираются на стройке. Туда же приходит Нина, там же они занимаются сексом. Почему ее муж Юра так легко находит тайное место? Это же секретные партизаны!

Дарья Онищенко: Ну, он пошел за ней и нашел. Они же с Андреем не тра*ались там полдня! Сразу видно – мужские вопросы. Нужно абстрагироваться, это же художественный фильм. Почему это все на стройке? Это напоминание об «Изоляции» (тюрьма «МГБ ДНР» в Донецке, – ред.). Мы хотели показать, что есть люди, которые считают себя частью Украины, они остаются там. Это же не крутые разведчики. Это три бухарика, но наших, которые пытаются партизанить, выйти на наших. Они не профи, они сидят на стройке, играют на гитаре. Но они заслуживают уважения, потому что пытаются делать какие-то дела партизанские. И именно потому, что они не профи, их очень быстро находят и убивают.

Кадр из фильма «Забытые»

Переселенцы: Муж Нины все время пьет водку, приспосабливается, лебезит перед боевиками и обещает уехать. Занимается контрабандой, а она честная и любит Украину. Тем не менее после побега в Киев она остается с ним. Что?!

Дарья Онищенко: Муж – самый любимый персонаж в этой истории. Это очень сложная роль. Не так просто сыграть человека, которого поймала система. Таких людей много, и не только на оккупированной территории. Он удовлетворен тем, что есть квартира, какие-то деньги, а все остальное – не его дело. Война, пытки, убийства – все равно. Это то, что меня бесило и бесит: в Киеве все сидят в дорогих клубах, а чуть дальше отъезжаешь – война и стреляют. Именно из-за таких людей все и происходит: они устраиваются там, где удобно, и не хотят замечать то, что происходит вокруг. Но он не полный м*дак. Он любит жену, и она любит его.

Кадр из фильма «Забытые»

Переселенцы: Подожди-ка, Нина и школьник занимаются сексом в партизанском подполье. Муж это видит, а потом у них опять любовь. Что???

Дарья Онищенко: История с мальчиком – это не страстная любовь на всю жизнь. Это протест Нины против мужа. Она презирает его позицию, они уже давно не смотрят друг другу в глаза, у них нет доверия, но они ищут путь друг к другу. После переезда в Киев они оба понимают, что ничего хорошего их не ждет. И на Нине груз вины – она же настаивала, что нужно уехать. Юре вообще плохо: для мужчины в 40 лет такие изменения очень сложные. Ты не можешь дать своей женщине то, что она хочет, – ни материально, ни морально. Там ты был хоть кем-то, а тут ты – никто. И они находят путь друг к другу и снова зависят друг от друга. И он ее прощает, потому что взрослый мужчина не будет ревновать к мальчишке 17 лет, особенно в условиях оккупации. Для Нины это была вера в детское, в свободное. Мне жалко мужа Нины, потому что он пытается стать сильным, но не может – это проблема слабого человека.

На съемочной площадке

Переселенцы: Герои, диалоги, условия вызывают странные ощущения. Как будто смотришь голливудский боевик 80-х про русскую мафию, там где «генерал Пушкин». Этот фильм для европейцев? Правда ведь?

Дарья Онищенко: Мы показали фильм в Италии, Португалии и Германии. Я работаю в сфере копродукции и, конечно, ориентирую свои фильмы на западного зрителя. Некоторые вещи могли показаться слишком очевидными, особенно тем, кто оттуда – с оккупированных территорий. Но как это все объяснить иностранцам, которые не понимают разницу между Россией и Украиной? Которые не знают, что есть «ЛНР» и «ДНР»? Что будет чересчур для украинского зрителя и в то же время непонятным для зрителя европейского? В Германии перед показом меня попросили выйти и еще раз рассказать, что такое «ЛНР» и «ДНР», кто оккупировал территории, когда это случилось. Нам кажется, все знают, что происходит на Донбассе, но все забыли. Когда началась волна беженцев из Сирии, мы пропали из новостных лент. И теперь после фильма подходят люди и говорят: «Спасибо, что вы напомнили». Мне кажется, в этом моя миссия, это то что я могу сделать, живя между двумя странами. Да, это фильм-напоминание.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять