RU
Все новости

«Мы как вестники горя»: Не все родные погибших на Донбассе принимают результаты идентификации трупов

Не все родственники без вести пропавших на Донбассе бойцов соглашаются признать экспертные доказательства идентификации останков. Факт смерти родного человека юридически закрепляется подписью в протоколе признания лица трупа. Об этом рассказал руководитель отдела репатриационных мероприятий и поисковой работы Управления гражданско-военного сотрудничества Генерального штаба ВСУ полковник Михаил Котелевский, передает «АрмияInform».

Он отметил, что в ВСУ больше всего не учтено пропавших без вести после Дебальцевских событий января-февраля 2015 года.

Что касается Иловайского котла (август – сентябрь 2014 года), то сразу после этой трагедии 8-й медицинской роте ВСУ удалось вывезти с неподконтрольной территории Донетчины около 250 тел и фрагментов тел погибших воинов. «И, маскируя среди трупов, до 90 раненых бойцов», – добавил Котелевский.

Но даже после официальной идентификации останков погибших не все родственники готовы принять результаты судмедэкспертизы.

Так, Котелевский сообщил, что в Украине есть «могилы временно неустановленных защитников». Около 190 тел похоронены как временно неустановленные лица на трех кладбищах страны – Кушугумском в Запорожье, Краснопольском в Днепре и Луганском в селе Чмыровка (под Старобельском, Луганская обл.).

«Из общего количества пропавших без вести военнослужащих ВСУ по 26-ти, по предварительно проведенным следователями экспертизами ДНК, было совпадение биологических материалов с их возможными родственниками. Сейчас мы ведем активную работу с такими семьями, которые не признают результаты экспертиз. Есть наработанный алгоритм работы именно на этот случай. На нас возложены полномочия по информационному и психологическому сопровождению семей пропавших без вести. Эта работа продолжается до этапа признания семьей пропавшего без вести факта смерти родного человека. Юридически это закрепляется подписью в протоколе признания лица трупа, который оформляет следователь по уголовному производству», – пояснил Котелевский.

Он отметил, что, к сожалению, «родственники воспринимают нас как вестников горя». «Люди, которых коснулось горе, – разные и ведут себя по-разному, нередко нас оскорбляют и несправедливо обвиняют во всех грехах. Со временем, спустя годы, некоторые люди извиняются. Мы их понимаем и не обижаемся на них. Такая, наверное, наша судьба», – сказал полковник.

«Хочется, чтобы как можно быстрее удалось выяснить судьбу всех пропавших без вести украинских защитников, чтобы живые – вернулись к своим семьям, ну, а те, кто, к сожалению, погиб – чтобы в Зале Памяти на территории Минобороны ежегодно в день их гибели вспоминали их имена и всех тех, кто положил свою жизнь на алтарь нашей Свободы и Независимости. А тем из них, кто пока остается безымянным, мы должны вернуть настоящие Имена из небытия...», – заключил он.

Как сообщалось ранее, в статусе «пропавший без вести» остается еще около 70 военнослужащих ВСУ, воевавших на Донбассе (в 2014 году было 525). Для идентификации личности одной экспертизы ДНК останков военного недостаточно, т.к. были случаи совпадений ДНК погибшего с образцами нескольких кровных родственников, которые не подозревали о существовании друг друга. Поэтому производится масштабная судмедэкспертиза по разным показателям.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять