RU
Все новости

При карантине: Проблемы переселенцев отличались от проблем иных украинцев

Валерия Вершинина
Валерия Вершинина / Фото: interfax.com.ua

В период карантина переселенцы поставили на первое место среди проблем – закрытие КПВВ и невозможность посещать и помогать своим родным, которые остались за линией разграничения. Как передает корреспондент «Донецких новостей», об этом в ходе межрегионального форума «Мы – новые харьковчане», который прошел в Харькове, рассказала координатор программы БФ «Стабилизейшен Суппорт Сервисез» Валерия Вершинина.

Она отметила, что свои особые проблемы внутренне перемещенные лица (ВПЛ) имели и до карантина. В качестве примера эксперт привела Донецкую, Луганскую, Харьковскую и Запорожскую области, где сконцентрировано наибольшее количество переселенцев. Но здесь была и своя региональная особенность. Интеграция ВПЛ в местные громады в течение 6 лет проходила параллельно с выстраиванием отношения государства, общества к неподконтрольным территориям. «Потому что переселенцы в этих регионах более всего поддерживают связь с оккупированными территориями. Они продолжают заботиться о своих родных и близких, которые не смогли выехать. При этом эти переселенцы пытаются интегрироваться в Украину, найти новый дом, новые возможности. И в этом контексте важно быть чуткими к потребностям таких людей», – отметила Вершинина.

В этом году в Украине ситуация с интеграцией осложнилась еще и пандемией коронавируса. Как и сама болезнь так и методы для ее преодоления нанесли удар по экономике, что не могло не повлиять на жизнь и возможности к адаптированию переселенцев.

Валерия Вершинина сообщила, что в мае-июне общественные организации проводили опрос на тему потребностей внутренне-перемещенных лиц (ВПЛ) в период карантина. И эксперты получили неожиданные для себя результаты. «Мы предполагали, что в период карантина у переселенцев обострятся вопросы с поиском работы и жилья. Но мы не ожидали, что около 60% опрошенных ВПЛ обозначили как наибольшую проблему – закрытие КПВВ, проблема невозможности ухаживать за своими родными в оккупации, навещать их, передавать лекарства. В целом если по стране в период кризиса у большинства граждан основной проблемой было сокращение ресурсов, то для переселенцев на первом месте – обеспечение и забота о родных в оккупации», – рассказала общественница.

Безусловно, при карантине осталась проблема жилья для ВПЛ. «Так, 52% опрошенных переселенцев отметили, что столкнулись с проблемой нехватки денег на аренду жилья. В качестве альтернативы, к которой прибегали некоторые из них, – поиск жилья в сельской местности, аренда более дешевого жилья с возможностью ездить на работу в областной центр. Но в таком варианте появилась проблема с транспортом и логистикой, так как переезд в сельскую местность или пригород при карантине очень осложняла возможность попасть на работу в областной центр», – продолжила Вершинина.

Также проживание в сельской местности при карантине расширило перечень проблем ВПЛ. Так, переселенцы могут обслуживаться только в «Ощадбанке». «А при карантине, когда отделения начали закрываться из-за болезни сотрудников, то оказалось, что иногда на всю объединенную территориальную громаду работало только одно отделение этого банка. А переселенцы не могут обратиться в отделения иных банков или в "Ощадбанк" в иных городах, т.к. постановлением Кабмина зафиксировано, что они могут обращаться в банк только по месту проживания, закрепленного в справке ВПЛ. Это привело к тому, что ВПЛ фактически не могли оформить ту же социальную помощь или пенсию», – добавила эксперт.

Также переселенцы, в отличие от иных граждан, испытывали проблемы с получением «карантинной» помощи от государства. Например, предприниматели могли получать денежную помощь на детей до 10 лет. «Но переселенцы-ФЛП отмечали, что чтобы им получить такую помощь, они должны были дополнительно предоставить справку ВПЛ. Также для получения помощи они могли использовать исключительно "Ощадбанк", хотя все остальные предприниматели могли пользоваться любым банком. Кроме того эксперты не понимают, почему помощь выдается исключительно на детей, которые не достигли 10 лет, почему, скажем, не до 14 или 16 лет – когда ребенок получает паспорт и фактически может работать», – отметила координатор.

У переселенцев в период карантина отмечались проблемы и с коммуникацией. «Они отмечали проблемы с поиском информации о работе государственных органов, с подачей документов в онлайн-режиме. Также информация, которая предоставлялась на сайтах, часто не соответствовала действительности, была устаревшей. Например, указывалось, что переселенец должен прийти в госорган лично, хотя на тот момент уже юридически действовала норма об онлайн-обращении», – говорит эксперт.

Можно выделить также несколько положительных тенденций по переселенцам, которые появились во время этого карантина. Некоторые из них можно было бы сохранить и после его завершения. Так, среди положительных изменений со стороны государства, которые отмечают переселенцы:

  • приостановка прохождения идентификации в «Ощадбанке»;
  • автоматическое продление действия «просроченных» карт «Ощадбанка»;
  • появились дополнительные возможности онлайн-обращений.

«И как мы видим, из-за внедрения этих норм не произошло ничего критического, поэтому и после окончания карантина эти меры следовало бы оставить», – заключила Валерия Вершинина.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять