RU
Все новости

Жили на КПВВ и в буферной зоне: Правозащитники выиграли два суда по пересечению линии разграничения

Людмила Ивановна два месяца прожила в павильоне на КПВВ
Людмила Ивановна два месяца прожила в павильоне на КПВВ

В практике украинских правозащитников уже есть два успешных обращения в суд по поводу закрытия и новых правил пересечения линии разграничения в период карантина. Первое касается пенсионерки, которая несколько недель вынуждена была жить на КПВВ «Станица Луганская». Второе – относительно группы лиц, которых не пускали на подконтрольную Украине территорию, и они несколько дней находились в буферной зоне. Как передает корреспондент «Донецких новостей», об этом в Харькове на форуме «Мы – новые харьковчане» рассказал старший стратегический юрист БФ «Право на защиту» («Право на захист») Олег Тарасенко.

По первой ситуации уже есть положительное решение суда первой инстанции (дело №360/1529/20).

Она касалось переселенки с неподконтрольной Луганщины, которая проживала в Полтавской области. Данная пожилая женщина в марте услышала о возможном закрытии линии разграничения, поэтому она поспешила ее пересечь. И направилась на КПВВ «Станица Луганская».

На тот момент уже была проблема транспортного сообщения между областями, поэтому пенсионерка из Полтавской области до Станицы Луганской ехала более суток. Но пока доехала, оказалось, что КПВВ уже закрыт для пересечения.

«И она оказалась в ситуации, когда, во-первых, ей запрещали пересечь линию разграничения. Во-вторых, она не могла вернуться в Полтавскую область, т.к. транспортное сообщение было уже полностью приостановлено, никакие рейсовые автобусы не ходили. А чтобы нанять такси, у нее уже не было денег. Мы все понимаем, что для пенсионерки-ВПЛ нанять такси за более чем тысячу гривен проблематично», – рассказал Тарасенко.

Тогда женщина обратилась за помощью к органам местной власти. «Но ей ответили: раз вы не местная переселенка, а Полтавской области, то мы вам ничем не можем помочь. Так как у нас есть порядок распределения бюджетных средств, и т.п.», – продолжил правозащитник.

В итоге, женщина была вынуждена несколько недель жить под открытым небом на КПВВ «Станица Луганская». Сначала она находилась здесь на транспортной остановке, потом перешла на не работавший рынок рядом с КПВВ и жила в одном из торговых павильонов. «Павильон – это три стены и крыша, а передней стены нет. А начало апреля на Луганщине – это достаточно холодный период, ночью доходило до 0 градусов. И когда мы с ней созванивались, она рассказывала: ночь была холодной, поэтому я всю ночь ходила, чтобы согреться», – отметил Тарасенко.

БФ «Право на защиту» помогал пенсионерке с питанием, с вещами. Но от органов местной власти помощь так и не поступила.

В результате, юристы БФ «Право на защиту» в начале апреля от имени данной женщины подали иск в суд на нарушение ее прав. «Мы требовали, во-первых, разрешить ей проехать через линию разграничения. Во-вторых, взыскать моральный ущерб с Госпогранслужбы, которая ее не пропускала, и с органов местной власти, которые не предоставила никакой помощи», – пояснил представитель организации.

Пока иск рассматривался, женщину уже пропустили в «ЛНР», т.к. в конце апреля персонально по ней было принято решение разрешить пересечь линию разграничения.

«Это дело мы выиграли частично. Была назначена компенсация за моральный ущерб именно с местной власти. Суд отметил, что формально женщина не являлась переселенцем, зарегистрированным именно в этой местности, и по инструкциям не могла получать социальную помощь. Но при этом суд акцентировал, что человек является высшей ценностью, его жизнь и здоровье должны охраняться более всего. И именно органы местной власти могли облегчить ее состояние. Суд признал, что к женщине было применено нечеловеческое отношение, она находилась в нечеловеческих условиях. Кстати, достаточно качественно выписано это решение суда», – детализировал Тарасенко.

Однако компенсацию женщине пока еще не выплатили, т.к. данное решение суда первой инстанции сейчас оспаривается в апелляционном суде.

Вторая ситуация сложилась в июне на КПВВ «Новотроицкое». В июне была открыта линия разграничения, и люди массово из «ДНР» поехали на подконтрольную Украине территорию. Но на украинских КПВВ от людей требовали устанавливать на мобильные телефоны приложение «Дій вдома», чтобы придерживаться условий самоизоляции.

На тот момент очень быстро менялось законодательство. И по состоянию на 23 июня получилось, что одновременно действовали два постановления Кабмина. Одно предусматривало, что человек может выбрать – или прохождение самоизоляции с приложением «Дій вдома», или обсервацию. «А в постановлении № 815, которое регулирует порядок пересечения линии разграничения, говорилось, что допускается только самоизоляция», – уточнил юрист.

И вот, около 30 пенсионеров выехали из «ДНР» и направились на КПВВ «Новотроицкое». Основная проблема – у них были старые кнопочные мобильные телефоны, на которые невозможно установить приложение.

И из-за этого они не могли попасть на подконтрольную территорию. И эти люди оказались в ситуации еще хуже, чем женщина на КПВВ «Станица Луганская». Дело в том, что этих 30 человек не пропускали как на подконтрольную территорию, так и назад в «ДНР». Поскольку, когда люди выезжали через «республиканский» КПП «Еленовка» из заставляли подписывать бумагу, что они обязуются не возвращаться в «ДНР» до окончания карантина.

В итоге, люди несколько дней находились в буферной зоне, между двумя «нулевыми» блокпостами. «Кто не понимает, что это такое. Украинские КПВВ и "республиканские" пункты пропуска не стоят близко друг к другу. Между ними, в частности, на этом участке – расстояние около 8 км, идет трасса, по обе стороны которой заминированные поля. Вот люди на этой дороге и сидели, просто под открытым небом, под палящим солнцем. Они не могли сойти с дороги, потому что все заминировано. На ночь их забирали в палатку на КПВВ украинские пограничники. Там им могли предоставить еду», – описал ситуацию правозащитник.

По данному поводу юристы БФ «Право на защиту» обратились в Европейский суд по правам человека с требованием, чтобы украинское правительство в срочном порядке пропустило на подконтрольную территорию эту группу людей. «И через 2-3 суток (для разных людей по-разному) их все-таки пропустили, чтобы они могли пойти на обсервацию. Хотя законодательство на тот момент не изменилось», – резюмировал Тарасенко.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять