RU
Все новости

Затопление шахт: Эксперт пояснил, почему вода в Донецке воняет дустом

Донецк
Донецк / Фото: youtube.com

Неконтролируемое затопление шахт на Донбассе грозит экологической катастрофой не только региону, но и всей стране, так как загрязненные подземные воды сопряжены и попадают в реки, водоемы. Кроме того, повышение уровня шахтных вод нарушает систему центрального водоснабжения в населенных пунктах, происходит смешение с питьевой водой, в результате чего в краны потребителей поступает вода низкого качества.

Гидрогеолог, доктор технических наук Евгений Яковлев отметил, что на Донбассе используют два способа закрытия шахт. Первый – метод сухой концентрации. «Это такие условия эксплуатации шахты, когда она фактически не добывает уголь и ведет только водоотлив, чтобы предупредить поднятие подземных вод и затопление шахты», – пояснил он.

При этом еще с советского времени и сегодня чаще используется метод неконтролируемого затопления шахт – реконсервация. Этот способ имеет наиболее негативные последствия:

  • загрязнение шахтными водами грунтовых вод – невозможность в этой связи использования колодцев;
  • уже загрязненные грунтовые воды стекают в речные системы, прежде всего, в Северский Донец, который сегодня обеспечивает питьевой водой население Донбасса;
  • подтопление поверхности водой с последующим разрушением жилых строений;
  • проседание и провал грунта с последующим разрушением жилых строений.

Шахты зачастую совмещены друг с другом, поэтому при затоплении шахт в «Л-ДНР» это обязательно отражается на подконтрольной территории.

Например, в Луганской области работает угольное объединение «Первомайскуголь», с 2014 года его шахты оказались по разные стороны линии соприкосновения. В частности, шахта «Золотое» (г. Золотое) – на подконтрольной территории, шахта «Первомайская» – в «ЛНР».

«Шахта "Первомайская" имеет выход на шахту "Золотое". Вот за последние 2 года первая практически на 50% подтопила вторую. Также есть подъем вод на центральном Донбассе в Донецкой области – например фиксируем подъем уровня вод в направления шахты "Торецкая", где мы имеем такой же риск мгновенного затопления, как это произошло в районе шахты "Золотое"», – привел примеры Евгений Яковлев.

Он напомнил, что 80% шахт Донбасса остались на неподконтрольной территории – на правобережье Северского Донца. «А это движение вод в направлении подконтрольной территории, дополнительное давление на действующие шахты – "Центральная", "Торецкая", "Золотое", риски аварийных прорывов воды и стойкого загрязнения не только грунтовых вод, но и стоков Северского Донца», – добавил эксперт.

Шахтерские города и прилегающие к ним поселки находятся над шахтными выработками, над пустотами. Здесь идет двойной процесс – город «давит» сверху, грунтовые воду поднимаются снизу. И их «встреча» ускоряется. «В большинстве городах, где уголь был уже добыт, у нас опускание поверхности будет больше, чем уровень подъема грунтовых вод. И тогда мы имеем угрозу образования больших участков риска», – говорит Яковлев.

Оседание почвы, подтопление ее изнутри дает нагрузку на подземную канализационную и водопроводную системы, повреждая и так изношенные временем трубы. Например, жители Донецка жалуются, что питьевая вода имеет запах дуста. «Можно почувствовать и иные "ароматы" водопроводной воды. Наша водопроводная система очень "коридована" – где-то подтопления, где-то опускания, во многих городах почасовой режим подачи. И таким образом мы имеем перетоки воды из зоны подтопления и даже из канализационных систем, которые потом выходят из крана жителей. С моей точки зрения, эти процессы будут иметь место при подтоплении городов и поселков, которые размещены над старыми угольными выработками – таких в Донецкой и Луганской областей около 60%. И будет идти процесс активизации и оседания поверхности земли и развитие процессов подтопления с затоплением водопроводно-канализационных систем», – пояснил пидрогеолог.

Поэтому очень важно разрабатывать систему защиты таких населенных пунктов. «Мы должны понимать, что когда 90% горного пространства затоплено, то начинаются необратимые экологические и техногенные процессы. Сегодня осталось мало "защищенных" участков в районе той же шахты "Золотое", в районе города Торецка. И нужно создавать систему защиты прилегающих городов и поселков, т.к. без этого мы получим большие и социальные, и экономические, и необратимые экологические последствия», – заключил эксперт.

Но сейчас ситуация осложняется тем, что территория разделена линией разграничения, и у украинских специалистов нет полноценной информации о ситуации на шахтах в «Л-ДНР».

«Что касается неподконтрольных территорий, мы не можем говорить, что у нас есть 100% проверенная информация. Мы оперируем официальными данными, которые доступны на подконтрольной территории. А также теми, что дают наши ученые – с учетом того, что они видят, что прогнозируют на неподконтрольных шахтах. Например, на шахты, которые находятся в подконтрольном Торецке, влияет состояние шахт, которые находятся в неподконтрольной Горловке. На шахты объединения "Первомайскуголь", которые находятся на подконтрольной части Луганщины, влияют шахты этого объединения, которые остались за линией разграничения. И специалисты в сфере гидрогеологии могут делать расчеты по определенным методикам – что на что и как влияет. И вот из таких анализов мы можем делать выводы о процессах, которые проходят на неподконтрольной территории», – пояснила правовой аналитик БФ «Право на защиту» («Право на захист») Анастасия Бондаренко.

Она отметила, что в Украине нет комплексного системного мониторинга на национальном уровне, это касается и шахт. «У нас просто есть элементы окружающей среды, которые как-то мониторятся – воздух, поверхностные воды. Но у нас нет системы, которая позволила бы зайти на какой-то ресурс и увидеть, что происходит – в атмосфере, с грунтом, с поверхностными и грунтовыми водами. У нас также нет системного мониторинга шахт. Мы не знаем, что там происходит. Нет у нас и единой методологии мониторинга. И главное – нет системы мониторинга рисков чрезвычайных ситуаций и объектов, которые создают такую угрозу», – дополнила правозащитница.

Яковлев также акцентирует, что нужна комплексная информация. «Нужно понимать, что неконтролируемое затопление шахт – это процесс, который значительную часть Донбасса выведет на критический уровень в экологическом плане. Поэтому сегодня нужно иметь обоюдную информацию о глубине, химическом составе, температуре воды в шахтных стволах на оккупированной и неоккупированной территориях. Потому что формируется единое гидрологическое поле уровня подземных вод», – сказал он.

«Затопление шахт – глобальная проблема, которая угрожает не только региону. Неконтролируемое затопление шахт грозит нам катастрофой на уровне всей Украины. А с учетом особенностей некоторых шахт – еще и трансграничными катастрофами», – резюмировала Анастасия Бондаренко.

Как сообщалось ранее жители неподконтрольного украинской власти Донецка последние несколько лет жалуются на низкое качество питьевой воды. Например, фильтры для воды, которые в довоенное время служили до 3,5 лет, сейчас выходят из строя менее чем за год. Также отмечают, что из крана течет вода «с запахом лекарств», «воняет дустом»

Напомним, что также острую проблему Донбасса составляет наличие хранилищ и трубопроводов жидкого хлора, который используют большинство водоканалов Донбасса для очистки воды. Утечка хлора может привести к техногенной и экологической катастрофе. В этой связи в зоне риска находятся фильтровальные станции, расположенные вблизи линии разграничения.

Текстовая версия подготовлена РПД «Донецкие новости» по видеоматериалам ТК «UA:Донбасс»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять