RU
Все новости

Мы – «разрушенцы»: В «ДНР» рассказали о проблемах с восстановлением поврежденного жилья

В Донецке / Фото из открытых источников
В Донецке / Фото из открытых источников

В «ДНР» острая проблема с восстановлением поврежденного в ходе боевых действий жилья. Сотни домов по всей «республике», 6 лет находясь в аварийном состоянии, продолжают разрушаться. В некоторых из них, не до конца разбитых, продолжают жить люди, предпочитающие иметь хоть какой-то свой угол, чем не иметь его вовсе. Люди, чьи дома полностью разрушены, ютятся в плохо обустроенных общежитиях, у родственников и на съемных квартирах. Об этом говорится в материале «республиканской» газеты.

По данным «минстроя ДНР», сейчас необходимо предоставить кров 1809 семьям, утратившим свое жилье из-за вооруженного конфликта. «Чиновники» к этой категории жителей стали применять особый термин — «разрушенцы».

В получении жилья «разрушенцу» есть ряд сложностей. В «республике», например, нет жилищного фонда, поскольку не проведена инвентаризация заброшенного жилья. До сих пор нет, закрепленной «законодательно», программы по выдаче постоянного жилья, в которой бы указывалось, каким категориям граждан в первую очередь оно выдается: «разрушенцам», военнослужащим или молодым специалистам.

В «ДНР» уже несколько лет говорят о необходимости формировать «маневренный жилой фонд». Как пояснял в 2018 году «глава ДНР» Денис Пушилин, это «жилищный фонд, где собственников уже нет по 10, по 15, по 20 лет». Также в этом ключе хотят достроить недострои – уже подобраны 7 недостроенных многоэтажек в Донецке, Макеевке, Горловке, Шахтерске, Углегорске и Старобешево, суммарно на 337 квартир. Но для такого строительства у «республики» пока нет средств. Зато «постановление» по распределению маневренного фонда уже выпустили. Минус такого жилья, что оно временное (договор заключается на 1 год), квартиры выдаются из расчета всего 6 кв. м на члена семьи.

С 2016 года в «минстрое» говорят о программе восстановления жилых объектов. Пройти все ступени данной процедуры непросто. Сначала пострадавшему надо обратиться в ЖЭК, который, в свою очередь, обращается в «администрацию» района. Она направляет комиссию для оценки всего многоэтажного жилого дома, а не только личной квартиры. Составляется акт оценки объемов разрушенного имущества, который передается в «минстрой». Потом надо ждать, пока в «министерстве» сформируют перечень домов, которые подлежат восстановлению. Затем согласовывается его очередность. «Ждать приходится долго и не факт, что вам сделают все качественно», – говорится в статье.

История Валентины, проживающей в Донецке по ул. Собинова 154 в полуразрушенном доме второй категории, – типична для многих жителей «республики», оставшихся без нормального жилья. Дом, в котором она проживает, был официально признан аварийным еще в 2016 году. По «закону», проживающий в таком доме не обязан платить за жилплощадь, и Валентина не платила. Через год жилуправление подало в суд на «разрушенку» за то, что она является злостным неплательщиком.

«Перед тем как подать на меня иск, надо было восстановить дом, отремонтировать крышу, которая течет, поставить металлопластиковые оконные блоки, согласно документам. Хотя на деле, окна мне только застеклили. То есть выдать мне на руки акт о восстановлении дома, а потом уже требовать плату за квартиру и судить меня как злостного неплательщика. Но никаких восстановительных работ, кроме того, что застеклили окна, произведено не было. Хотя во всех инстанциях, в которые я обращалась, в том числе к омбудсмену Морозовой, мне показывали "документы" о том, что все работы в доме были якобы сделаны. 4 года продолжались суды за то, что я не оплачиваю квартиру… Я не против оплачивать, но пусть коммунальное предприятие Киевского района выполнит свою часть работ, согласно тем документам, по которым такие работы уже якобы были произведены, т.е. устранит течь на крыше, а не предлагает мне подвесные потолки…», – говорит Валентина.

Аналогичная история у Людмилы, сын которой проживал в доме № 68 по Киевскому проспекту. «Этот дом одним из первых попал под обстрел. Там с 2014 года никто не живет, однако с год назад в доме поставили пластиковые окна и покрыли крышу, но при этом забыли почему-то включить свет и газ. Когда они доведут ремонт до конца – неизвестно», – рассказывает женщина.

Имеется немало подобных строений и по улице Буслаева.

«Министр строительства и ЖКХ» Сергей Наумец заявил, что в «ДНР» в этом году выделят 322 млн руб. (131 млн грн по местному курсу) на восстановление и капремонт жилья и объектов социальной сферы. Сюда входят 98 объектов жилищного фонда, в том числе 46 многоквартирных домов. «Ремонтные работы охватят 13 городов и районов. Наиболее масштабные запланированы по Донецку. Здесь будут восстановлены 16 домов... Что касается домов, то в данный момент, в приоритете здания коммунальной собственности», – сказал он.

Но если в многоэтажках, т.е. домах коммунальной собственности, «восстановление» как-то осуществляется, частный сектор этим практически не охвачен.

«Я слышала о программе восстановления, одна надежда, чтобы нас она (программа) не минула. Но пока все только обещают. Мне еще повезло, у меня небольшая жилплощадь в Донецке, в которую я въехала, после того как дом разбомбило. Когда я смогу в него вернуться, неизвестно. Ходят разговоры, что восстановление может затянуться не на один год. Хотя проще было такой дом снести, чем кормить обещаниями народ. В центре Донецка, наверное, все сделали бы быстро», – говорит Светлана, жительница прифронтового поселка Александровка в Петровском районе Донецка.

Действительно, в центральном Ворошиловском районе темпы борьбы с разного рода разрушениями значительно ускоряются. Так, дом, находящийся в аварийном состоянии по Розе Люксембург, 71 отремонтировали еще в 2016 году. В это же самое время многие жители городских окраин боролись с «чиновниками» за право быть внесенными в списки так называемых «разрушенцев».

Что же касается домов в прифронтовых красных зонах Донецка, в Петровском районе, северной части города, поселках Октябрьский, Спартак, они вообще напоминают индийские трущобы. Многие частные дома разрушены настолько, что проще снести и построить новые, чем ремонтировать то, что от них осталось. По большинству, впрочем, принято именно такое решение.

Различные бюрократические проволочки сильно затягивают процесс восстановления. Об этом говорят и работники строительных компаний, участвующих в программе восстановления. Согласованный и утвержденный перечень объектов, подлежащих восстановлению, направляется генеральному подрядчику, который и формирует саму программу восстановления. Затем она утверждается руководством «республики», так как на программу надо выделить финансирование.

После чего подрядчик, условно трест, распределяет объекты, подлежащие восстановлению среди строительных организаций. По словам Виктора, специалиста одной такой организации, за расходом стройматериалов следят очень жестко.

«Отчитываешься за все. Приходится оформлять кипы бумаг и все в трех экземплярах. Чтобы, например, обосновать замену одного окна, я должен предоставить заказчику минимум три фотографии повреждений», – говорит он.

Виктор отмечает, что стройматериалы поступают из Российской Федерации в качестве гуманитарной помощи. «Но нам бы еще технику… ведь у многих по понятным причинам баз и техники почти не осталось. Рабочих собираем в телефонном режиме. Заработки небольшие, но для многих здесь, как говорят, выбирать не приходится. Хорошо уже, что работа есть. Хотя платят как до войны – 70%, остальное выплачивается, если нет претензий у заказчика», – рассказывает строитель.

Он также говорит, что сильно затягивается время и с документальной сдачей объектов. Это может занять едва ли не больше времени, чем восстановление объекта. «Объект уже сдан, а по документам нет, приходится ждать, пока оформят, в моей практике до трех месяцев ждали», – добавляет Виктор.

По его словам, проблема в том, что дома ремонтируются несвоевременно: «Здесь надо изменить сам подход, на ключевых постах должны быть люди, которые хорошо разбираются в строительстве, надо также убрать ненужные звенья в цепи восстановления и лишнюю отчетность».

В «ДНР» заверяют, что на сегодня здесь восстановлено больше 11 тысяч домов, которые были повреждены обстрелами. Это чуть больше 40% от общего числа разрушений жилищного фонда.


Как сообщалось ранее, в «ДНР» разработана программа по достройке высотных зданий, которые будут изъяты в пользу «республики». А жилье в них в первую очередь будет выдаваться «военнослужащим и другим людям, которые сделали многое для республики». При этом «мэр» Донецка акцентировал, что изымать недострои – это незаконно.

По заверениям «министерства строительства ДНР», все «муниципальные» недострои планируют восстановить к 2022 году.

В Донецке ведутся работы по восстановлению первого недостроя – жилкомплекса, в котором по проекту должно быть 26 этажей, он расположен рядом с гостиницей «Рамада» по бул. Шевченко.

В неподконтрольной украинской власти Макеевке находится 44 недостроенных объекта, 26 из которых – многоэтажки.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять