RU
Все новости

Думала, что умираю: История жительницы Мариуполя, которая выжила после COVID-19

Фото из открытых источников
Фото из открытых источников

56-летняя жительница Мариуполя Ирина Гордиенко пережила коронавирус, проведя в инфекционном отделении 20 долгих дней. Но до сих пор не может считать себя здоровой. Прошла острая фаза заболевания, побежден вирус, но воспаление легких все никак не проходит. Вчера, 9 октября, она приходила в Больницу скорой медицинской помощи за выпиской, передает «Сайт города Мариуполя».

Ирина почувствовала недомогание в начале сентября. У нее начался очень сильный сухой кашель. Она не сразу забила тревогу. Но через пару дней поднялась температура. А потом температура поднялась и у мужа. И стало ясно, что нужно обращаться к врачу.

«Позвонили семейному врачу. Доктор пришла, послушала, сделала назначение. Первоначально ставила диагноз ОРВИ. Но потом нам с мужем стало хуже. Кашель усиливался. Мне становилось труднее дышать. И тогда наш семейный врач сказала вызывать "скорую помощь"», – рассказывает Ирина.

Медики «скорой» взяли мазок и отправили в ПЦР- лабораторию, а Ирина с мужем стали ждать результатов.

Но дождаться их дома не смогли.

«Через день мне стало так плохо, что я поняла – останься я еще день дома без медицинской помощи, и уже не поднимусь. И тогда мы с мужем надели маски, перчатки и пошли в частную клинику делать рентген. Мне уже тогда было очень трудно дышать. Мужу было легче, но у него пропало обоняние. Рентген показал двустороннее воспаление легких у нас обоих, и нас направили в больницу», – рассказывает женщина.

Результаты ПЦР-тестов пришли только через два дня. Они были положительные.

«Мы думали тогда, что ждать 3-4 дня результатов тестов – это долго. Мы еще не знали, что некоторые ждут результаты неделями», – говорит Ярослав Гордиенко, муж Ирины.

Что удивило супружескую пару: после постановки диагноза COVID-19, никто не определял круг контактных лиц, не брал у знакомых и родственников анализ.

«Наши родные, друзья, когда узнали, что мы заболели коронавирусом, сами на всякий случай пошли сдавать анализ в частную лабораторию. Мы с ними контактировали, но никто в больнице не задал нам вопросы о контактных. Несколько человек из нашего окружения оказались инфицированными. Они могли бы этого и не узнать или узнать слишком поздно, если бы сами не оплатили ПЦР-исследование. Судя по тому, что сейчас творится в больницах, врачам уже, видимо, не до контактных. Тут хоть бы всех тяжелых разместить», – говорит Ярослав.

В больнице основной удар принимают на себя медсестры. Отделения забиты, на каждую медсестру приходится до 20 и более пациентов. Всем надо по нескольку раз сделать уколы, поставить капельницы, таблетки раздать. И делать все это приходится в защитных костюмах, в которых тяжело дышать, не то что работать.

«Хотя, наверное, и костюмов не хватает. Был случай: один мужчина то ли потерял сознание, то ли впал в кому, то ли просто заснул в 18:00. Никто в боксе не мог его разбудить. Он не реагировал. Все заволновались. Стали звать врачей. А они отвечают, мол, мы только сняли защитные костюмы, сможем зайти в бокс в 22:00. Все были на нервах. Представляете, в течение 4-х часов не понимать, жив человек или нет. В 22:00 вошли медики, сделали какой-то укол, и мужчина пришел в себя», – рассказывает Ярослав.

Сам он пережил коронавирус средней тяжести, прочувствовав на себе все симптомы: и кашель, и температуру, и потерю вкуса и обоняния: «Когда теряешь вкус к пище, теряешь жизненные силы. Я не мог есть. Совершенно ничего! И, естественно, слабел. Но по сравнению с тем, что пережила моя жена, – это еще ерунда».

У Ирины, в отличие от супруга, вкус и обоняние не пропадали. Но она задыхалась. «Были моменты, когда я по-настоящему прощалась с жизнью. Я не могла дышать! Даже кислород не помогал! Уровень сатурации у меня падал до 68-и (норма – от 95 и выше по 100-балльной шкале). Говорят, с таким уровнем кислорода в крови просто не живут. Но я выжила!», – рассказывает мариупольчанка.

«Знаете, что такое бессилие? Это когда ты не можешь встать, чтобы дойти от кровати до окна. Не можешь сделать ни шагу. Не можешь говорить. Трудно поднять руку. Я проваливалась в сон и могла спать сутки. В меня вливали антибиотики литрами. Я была на грани, но я выжила…», – вспоминает Ирина.

27 сентября у супругов взяли повторный тест на коронавирус. Через 8 дней Ирина получила ответ: тест отрицательный. А вот ее супруг ждет результатов анализов уже 12 дней. И ответа все нет.

Ярослава выписали из больницы без результатов анализов. Может быть, у него уже нет коронавируса, а может быть – еще есть. Но сейчас, когда в больницах начался настоящий ажиотаж, вероятно, это уже не имеет значения. Потому что нужно принимать новых пациентов – тяжелых больных, которым дома, без медицинской помощи, не спастись.

Но проблема не только в том, что человек, которого выписывают из больницы, еще может быть потенциально заразен. Беда в том, что его выписывают из больницы – больным, а лечить отказываются.

«Нас выписали. Но мы не здоровы. У меня нет коронавируса, но воспаление легких осталось. Надо продолжать лечиться. Я пошла на прием к пульмонологу. Хрипы по-прежнему в обоих легких. В каком состоянии муж, мы не знаем. Ему отказывают в приеме, потому что результат его теста еще не пришел. А без отрицательного ПЦР-теста вас не примут нигде», –говорит Ирина.

Получается замкнутый круг. Ярослав не может продолжить лечение, потому что его выписали больным без отрицательного результата на COVID. Он не может сделать тест даже в частной клинике, потому что после ранее подтвержденного коронавируса в частной лаборатории отказываются принимать пациентов. И он вынужден лечиться сам. Сам себе делает назначение от воспаления легких. «Мне же надо как-то дотянуть, пока ПЦР-лаборатория не даст ответ…», – сетует мужчина.

В общей сложности на лечение семья потратила примерно 25 тыс. грн на каждого.

«Спасибо, дети помогали. Приобретали сильные препараты. Если бы такой возможности не было, нам бы обеспечили бесплатное лечение – за счет государства. Вводили бы антибиотик цефтриаксон. У нас нет никаких претензий к врачам. Нам сразу сказали: есть бесплатные препараты. Ими мы обеспечены. Но есть более эффективные антибиотики. Если есть возможность и желание – можете купить. Мы покупали, потому что состояние было очень тяжелое. А у меня – даже критическое», – говорит Ирина.

Что ее действительно задело за живое, так это то, что государство оплатит ей только 50% больничного. «Представляете, нам пояснили, что поскольку мы лечимся за государственный счет, то больничный будет выплачен не полностью. Но ведь меня лечили дети, а не государство. Вот это действительно несправедливо», – возмущена женщина.

Ирина признается, что раньше не очень-то верила в коронавирус. Но пережив все это, со страхом смотрит на то, что происходит в супермаркетах, городском транспорте, в кафе и ресторанах.

«Знаете, мне 56 лет. Моей соседке – 78 лет. Соседка 4 дня потемпературила, и все. Никаких проблем. А я, молодая, чуть не умерла. Никто не знает, как коронавирус ударит по тебе. И никто не застрахован. Это страшно», – заключила она.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять