RU
Все новости

От стресса сжимают челюсти – зубы трескаются: Как на Донетчине работают прифронтовые дантисты (Фото)

От постоянного стресса военные сжимают зубы. Это одна из причин, почему трескается эмаль. Вроде просто, но гражданский вряд ли об этом задумывается.

В селе Карловка, в десятке километров от фронта, ежедневно выстраиваются очереди и гражданских, которых беспокоит зубная боль – им не отказывают, хотя волонтерская стоматология «Тризуб Дентал» предназначена прежде всего для военных, передает «Радио Свобода».

Передвижной зубной кабинет работает вдоль линии фронта. На его базе смонтировали собственную радиостанцию, которая стала одним из центров украинской культуры на востоке.

На распутье донбасских дрог

Село Карловка в Марьинском районе Донетчины. До неподконтрольного Донецка – километров 20.

«Вы по записи?», – спрашивает нас женщина, выходящая из трехэтажного дома, раскрашенного в красно-черные цвета. Это командный пункт и база дантистов-волонтеров из проекта «Тризуб Дентал», которые уже 5 лет бесплатно лечат военных и местных жителей.

Один мобильный кабинет превратился в целый флот фургонов и автомобилей, где можно ставить пломбы, делать операции и даже панорамные рентгеновские снимки. Каждый день врачи работают до 10-11 часов вечера.

Неподалеку от базы дантистов – Карловское водохранилище. Места здесь удивительные – с берега ловят рыбу, в теплое время купается молодежь. О войне напоминает разве что блокпост Национальной гвардии у дамбы.

Хотя на самом деле Карловка – одна из печальных страниц начала вооруженного конфликта. Здесь приняла бой группа из добровольческого батальона «Донбасс» – стрельба шла неподалеку от автозаправочной станции. Тогда погибли 5 земляков.

Впрочем, в последние годы здесь безопасно: гвардейцы на мосту не проверяют документы и не останавливают машины, а обычный магазинчик возле превратился в кафе – местные покупают кофе, обмениваются слухами, вспоминают жизнь до 2014-го и разъезжаются.

Карловка стоит на распутье нескольких дорог – на Донецк, на Авдеевку, на Покровск, на Мариуполь ... И тут, в центре событий, в центре круговерти – «Тризуб Дентал».

Возле дома стоят несколько самоходных и мобильных зубных кабинетов – в микроавтобусах, прицепах или целых контейнерах. Все это накоплено за 5 лет работы и не простаивает.

Больные зубы армии

Руководитель «Тризуб Дентал» Игорь Ященко вспоминает, что все началось в 2015 году, и главная идея была – поставить на ноги стоматологическую службу Вооруженных сил Украины. Она была (а во многих аспектах еще остается) советской, которая рассматривала дантистов, прежде всего, как хирургов. Они должны вырвать зуб, собрать челюсть после пули или осколков, но их не учили ставить пломбы, вычищать зубной камень, ставить импланты.

«До войны у меня был бизнес, я создавал стоматологические кабинеты под ключ. Завозили оборудование, оборудовали помещения. И когда началась война, у нас сформировалась волонтерская группа "Волонтеры Запорожье", а я взял на себя медицинские нужды. Через несколько месяцев мы проанализировали, что солдаты часто просили таблетки от зубной боли... Мы возили это в Пески, в Донецкий аэропорт, на другие участки передовой. И тогда мы подумали: а кто вообще их лечит? Зубы же лечить нужно, а не убирать боль», – вспоминает основатель госпиталя.

Волонтеры сделали кабинет в Запорожье, на базе одной из воинских бригад, но он простаивал – на передовую врачи не ездили, а дома бойцы ходили в собственных врачей. Тогда появилась идея передвижного стоматологического кабинета. Его создали на базе микроавтобуса. Ященко несколько раз повторяет: сам зубы не лечит, только организовывает процесс. Создает проект.

«Поехали в 81-ю десантно-штурмовую бригаду, и понемногу начали лечить зубы. Больные зубы были почти у всех. Бригада – это 4000 человек и у 95% – проблемы с зубами, а 80% людей нуждались в немедленной помощи. Мы решили разработать современные стандарты помощи и передать их руководству. К сожалению, структура коренным образом не изменилась, военная стоматология их не готова была брать и выполнять», – утверждает основатель волонтерской стоматологической службы.

Впрочем, на передовую стоматологическое оборудование все равно передавали – создавали кабинеты на базе старых советских автомобилей «ГАЗ-66», ЗИЛ и др. Но параллельно развивали свою службу – наращивали парк автомобилей, увеличивали сеть врачей-волонтеров и развивались.

Сейчас костяк волонтеров – это около 30 дантистов из разных городов Украины, которые регулярно приезжают в Карловку. В среднем, работают здесь неделю, но кто-то буквально живет на базе.

Олег

Стоматолог Олег Шинкаренко – из Ровно. Он ездит сюда каждые полгода с начала проекта и остается где-то на полтора месяца. Он отмечает, что за 5 лет здесь все сильно изменилось.

«Больше года назад у нас появился кабинет "Слон". Там можно делать КТ (компьютерную томографию, – ред.), установленны микроскопы и другое новое и современное оборудование. Такое же современное оборудование стоит в стационарном кабинете в домике. Ассортимент очень широк: не во всех больницах есть то, что есть здесь. По правилам, врачи везут свои инструменты, но все, конечно, не привезешь. И каждый у нас находит то, что ему нужно», – немного щеголяет Олег.

Он сам специалист общего профиля, еще не выбирал специализацию. Может чистить камни, может удалять зубы, может ставить пломбы.

Олег, наверное, один из самых молодых врачей здесь – он закончил университет всего 3 года назад. Ездить сюда начал еще студентом и говорит, что практика была просто великолепна. «Меня в университете не научили ничему, только теории. "Тризуб" для меня как для молодого специалиста – это очень классно. Врачи очень искренние, очень разные, приезжают со всей страны. Здесь бывает также немало ведущих врачей, на лекции которых обычно можно попасть только за большие деньги. Рядом с тобой может принимать врач, который имеет 20 лет стажа, и ты можешь для себя что-то новое и интересное узнать», – рассказывает Олег.

Он констатирует, что 9-ти из 10-ти солдат нужна чистка зубов. У кого нет привычки ухаживать за зубами, у кого – времени. У всех на передовой страдает эмаль – из-за стресса и обстрелов солдаты сжимают челюсти, и зубы трескаются.

Недавно Олег на неделю ездил в Красногоровку – прифронтовой городок неподалеку. Там он лечил зубы местным жителям и бойцам – проще было поехать с передвижным кабинетом, чем звать всех в Карловку. А его коллеги недавно ездили в Авдеевку – на базу добровольцев.

«Многие говорят, что вот до войны у меня были зубы хорошие. И все говорят, что это из-за воды. Но на самом деле, здесь комплекс факторов. И вода в кране ужасная, и питьевая вода не очень хорошая, и с рационом есть проблемы – еды хватает, но минералов и других полезных веществ там нет. И проблема стрессов – человек все время сжимает зубы. Иногда даже не замечая этого», – рассказывает со знанием дела Олег.

В Ровно у него был кабинет, но пока его пришлось закрыть. Олег отмечает, что после изменений в законодательстве арендовать помещения в коммунальном учреждении стало значительно дороже и сложнее. Поэтому он закрыл ФЛП и приехал в Карловку.

Сергей и Лиля

Одесский дантист Сергей Маковецкий приезжает волонтерить сюда регулярно. Обычно с Лилией Матевой – одесской коллегой, с которой вместе учился. Даже не помнит, когда именно начали лечить здесь военных – в 2016-м или 2017 году.

«Мы с Лилией знали, что на востоке есть стоматологи-волонтеры, всегда считали себя патриотами, но такими, знаете... "диванными". И здесь увидели, что сюда едут волонтерить, в том числе, те, кто всегда был для нас авторитетом, у кого мы учились. Ну и мы приехали помогать», – рассказывает Сергей.

На днях его «ротация» здесь заканчивается, и он едет обратно в Одессу.

«Большинство врачей втягивается в волонтерский процесс – приезжают отдавать и помогать. Здесь есть своя специфика: если интернов нет, приходится самому мыть инструменты, убирать кресла. Для некоторых врачей это недопустимо, но большинство – остается», – рассказывает стоматолог.

Сергею нравится атмосфера в «Тризуб Дентал». Говорит, что «волонтеров на квадратный метр больше, чем в обычной жизни». «Некоторые говорят, что дома еле по полдня работают, а тут получается с 9 утра до полуночи, и еще силы остаются. Здесь чувствуешь, что пациенты по-настоящему благодарны, чувствуешь вовлеченность и подлинность», – делится он переживаниями.

Здесь же коллеги ему удалили один из «зубов мудрости».

Сергей приезжает в Карловку где-то на неделю каждые полгода – на работе его отпускают без вопросов. На меньший срок приезжают только узкие специалисты. Например, на двое суток приезжала бригада имплантологов – чтобы поработать с несколькими десятками пациентов, группу специально собрали для них.

«Мы выбрали тех, кто нуждался в высокопрофессиональной помощи. Например, была у нас девушка, военнослужащий, 30 лет, почти без зубов. Ей надо было делать пластику челюсти. Сначала лозунг у нас был "Никто, кроме нас", а теперь – "Лучшее для лучших". Мы вышли на уровень, когда можем оказывать помощь не хуже, чем в лучших клиниках Украины», – добавляет Ященко.

30 тысяч

Самый большой медицинский кабинет – «Слон». Здесь можно сделать панорамный снимок челюсти, проводить операции. Отдельный повод для гордости – онлайн-система для учета ведения пациентов. Там указывается, что и как лечили каждому пациенту, какие врачи этим занимались. Там же можно обсуждать истории болезней, характер лечения, возможные осложнения и т. п.

Система позволяет составить комплексный план лечения: сначала делается чистка, дальше пломбы, затем удаление. За зубами на фронте следят единицы, говорят все врачи.

За 5 лет волонтеры пролечили примерно 30 пациентов. «Кто-то приходил пять раз, а кто-то один. Сейчас, в электронной базе, удобнее. Я недавно посмотрел, что общее количество пациентов за первый год – около 15 000. Мы запустили этот комплекс летом 2019-го, но еще полгода вели бумажный учет. Под Новый год я "психанул", так как вышла путаница, и мы решили переходить полностью на электронный», – рассказывает Ященко.

Дракула, Бот и Эрик

На следующий день с 9 утра – живая очередь пациентов. Кто-то приходит по записи, но многие готовы просто ждать в очереди.

Денег ни с кого не требуют. На выходе из кабинета стоит большая банка, куда при желании можно что-то положить. Местная пенсионерка подходит к банке, оглядывается, убеждается, что врачи не видят, и кладет туда то ли 200, то ли 300 грн. Смешная сумма по меркам Киева, Одессы, Харькова или любого крупного города – но огромные деньги для местных.

Большинство в очереди – военные. Вот пожилая пара местных жителей на лавочке: муж держится за челюсть. Они пришли без записи, и теперь нужно ждать – острой боли нет.

Солдат выходит из кабинета после лечения, держится за щеку. Это Эрик, он из Киева и воюет уже 2 года. Первый раз боец пришел в «Тризуб» в октябре 2019 года, и с тех пор доверяет ему больше, чем врачам в родном городе.

«Сегодня мне поставили временную пломбу. Половина зуба отвалилась, вот надо было восстановить. В Киеве врачи не вызывали у меня доверия, поэтому я сюда приехал. Что я могу сказать – аппаратура хорошая, люди тоже хорошие. В прошлом году здесь вообще лечили люди, которые имеют собственные клиники, в университетах преподают», – рассказывает солдат.

Сегодня он записывался, но через очередь людей с острой болью пришлось пропускать больше часа.

Эрик

Боец ВСУ с позывным «Дракула» ранее воевал в «Правом секторе». Говорит, что добровольцы целыми группами сюда ходили лечить зубы.

«Приехал лечить зуб, в котором 5 лет пломба стояла. Она немного "отошла", хочу восстановить ее. А так, что жаловаться – 5 лет пломбе. Знаете же, как мы здесь едим, и вода какая. Это чудо, что она 5 лет выдержала», – говорит «Дракула».

Он и действительно похож на вампира, по крайней мере стереотипного – худой, с острым взглядом, темными глазами и татуировками, которые едва заметны из-под «пикселя». «О войне рассказывать не буду», – отрезает он сразу.

Дракула

Рядом с «Дракулой» в очереди – Богдан с позывным «Бот». После срочной службы у него начали портиться зубы. В 2018 году парню поставили первый имплант, сейчас поставили еще четыре. Он приехал снимать швы после операции.

«Сказали, что будут еще ставить. Делают полностью мне челюсти. Я до этого года потерял потихоньку почти все собственные зубы. То, что успели залечить, – залечили, и поставили импланты там, где нет», – рассказывает Богдан.

Бот

Банка

Светлана Капитанчук привезла мужа Ивана лечить зубы из поселка Водяное – недалеко от Донецкого аэропорта. До войны они жили в Песках – сейчас там фактически передовая, там живет около десятка человек. Светлана не была в родном поселке уже много лет. Мужу 67 лет, но он выглядит старше – зубов почти не осталось, после контузии плохо слышит.

«Впервые я к врачам-волонтерам обратилась в 2015 году, девочки здесь тогда были. Все сделали, не отказали, вылечили меня. Оборудование уже тогда у них было отличное, современное. А вот у него (показывает на мужа) все зубы во время войны выпали, не лечит он ничего», – сегодня Светлана настроена «сдать» мужа врачам, чтобы те сказали, что еще можно сделать.

Светлана и Иван

Светлана держит в руках кошелек – хочет заплатить за помощь. В 2015 году, говорит, деньги не взяли, хотя она и предлагала. В Карловку ехать удобнее, чем к обычным дантистам – в Покровск или Селидово. Это дальше от Водяного, туда почти не ходит общественный транспорт, да еще и оборудование в местных врачей хуже, чем у волонтеров – по крайней мере, по словам Светланы.

И она, и другие жители Песков потеряли родные дома, свои хозяйства, свою привычную жизнь, но выжили.

Пески были неким центральным поселком, говорит Светлана. Там и дантист был, и больница, все к ним ездили. А теперь приходится в Селидово, которое стало одним из новых микроцентров региона – там не было войны, там, по крайней мере, работают шахты.

Пока врачи принимают мужа, Светлана кладет в банку немного денег. Немного как за такую помощь, но очень много для нее.

Антенна

В 2016 году в Марьинке и Красногоровке боевые позиции удерживала 14-я отдельная механизированная бригада, где служил Александр Бессонов – выпускник Киевской политехники попал в четвертую волну мобилизации.

На передовой он сделал пиратскую радиостанцию для солдат и жителей прифронтового города – передатчика в 15 ватт хватало почти на всю Марьинку. Запорожские волонтеры привезли ему передатчик на 350 ватт, но уже было поздно -– бригада вышла с позиций, а сам Бессонов перешел служить на армейскую радиостанцию.

Отдавать передатчик было некому, рассказывает Ященко, поэтому «Тризуб Дентал» создал собственный эфир – «Тризуб ФМ». Кроме музыки, Ященко приглашал в эфир командиров добровольческих подразделений, украинских культурных деятелей, волонтеров. Одной из первых в эфире выступила жительница Ясиноватой Ирина Довгань – она в 2014 году пережила издевательства и пытки «ДНР». Попав в плен, ее привезли в Донецк, где привязали на улице к столбу – а проходящие мимо местные жители ее били и унижали. Затем женщину освободили и выгнали из города.

Вооруженные формирования «ДНР» начали «глушить» волонтерскую радиостанцию – на той же частоте начало работать «Дорожное радио Барнаул». В Донецке радиооборудование мощнее, чем волонтерский передатчик, поэтому сегодня послушать эфир можно только недалеко от Карловки – частота 98,0. Или в интернете.

«Когда мы нашли лучшую антенну, настроили передатчик и начали нормально идти в эфир, нас сразу начали глушить», – рассказывает Ященко.

Ранее «Тризуб-ФМ» также выходил на частоте 105,1 – но это стоило около 12 000 грн в месяц. С долгами до сих пор нужно рассчитываться, говорит Ященко. Сейчас радиостанция тратит только несколько тысяч гривен в месяц за электроэнергию. Здесь крутят украинскую музыку, ставят новости и самодельные аналитические программы. В эфире регулярно рубрика «Живем на войне», где выступают военные, журналисты и волонтеры.

«Однажды нам звонит женщина из Первомайского и просит приехать – плохо с зубами стало ее отцу, которому уже 90 лет. Мы приехали – очень чистый дом, все убрано. Мы разложили оборудование, начинаем лечить. На фоне играет музыка с радиостанции, а после музыки я слышу: "Это Радио Республика. В 5 утра в районе поселка Пески по нашим позициям отработала украинская крупнокалиберная артиллерия". Я ее спрашиваю: "Что это вы такое слушаете?"», – вспоминает Ященко.

Она объяснила, что просто включала первое попавшееся радио, чтобы были какие-то новости, какая-то музыка, какая-то погода. Но она запоминает эту информацию – а украинской альтернативы нет, возмущен волонтер, разве что бойцы в магазине что-то расскажут. «Поэтому на "Тризуб FM" есть рубрика с новостями с передовой – звоним бойцам, они рассказывают», – говорит Ященко.

То, что местные их слушают, он понял, когда в 2016 году к дантистам пришел житель поселка Галициновка и попросил сделать тату с трезубцем – рекламу бесплатных татуировок с патриотической символикой крутили на "Тризубе" несколько дней. К ним на базу как раз заехал тату-мастер.

«Я спрашиваю: а что дома скажут? А друзья? А он мне: "Я живу в Украине, делаю тату с украинским символом. Кум будет плющить, но я давно хотел ему насолить"», – отмечает Ященко.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять