RU
Все новости

В период карантина: На Донбассе резкий рост домашнего насилия

Фото из открытых источников
Фото из открытых источников

В период карантина в Донецкой и Луганской области выросло количество обращений по фактам домашнего насилия. Об этом свидетельствует мониторинг, который провели правозащитники БФ «Право на защиту» («Право на захист»).

Исследование было проведено в Донецкой области – в Бахмутском, Волновахском, Ясиноватском районах и Торецке, в Луганской области – в Попаснянском районе.

На Донетчине количество жалоб за первые 9 месяцев 2020 года значительно превышает показатели за весь 2019 год. Похожая ситуация и в Луганской области. Примечательно, что доля обращений от женщин на Луганщине ниже (78-82% против 91-92% в соседнем регионе), тогда как мужчины жалуются чаще (16-21% против 7-9%).

В частности, полиция может реагировать на жалобы о домашнем насилии следующим образом:

  • составление протокола об административном правонарушении по статье 173-2 КУоАП с санкцией в виде штрафа, общественных работ или административного ареста;
  • вынесение срочных запретительных предписаний на 10 дней (на более длительный период – уже через суд);
  • взятие обидчиков на профилактический учет;
  • открытие уголовного дела (например, после трехкратного нарушения запретительного предписания).

Сравнительная статистика (приведенная таблица) не только иллюстрирует общий тренд на рост, но и демонстрирует особенности практики полицейских. В частности, привлекает внимание Торецкое отделение полиции с экстраординарным приростом по всем вариантам реагирования на жалобы. Также можно наблюдать, что в Донецкой области полицейские все более прибегают к составлению запретительных предписаний, а вот на Луганщине игнорируют этот инструмент реагирования.

По словам полицейских, они приезжают на вызов в течение 15 минут в городе и до 45 минут – в сельской местности.

Количество сообщений, ожидаемо, не совпадает с количеством составленных протоколов. Это объясняют отказами пострадавших писать заявления. Среди некоторых полицейских бытует мнение, что правовые санкции не эффективны в решении таких проблемы, поэтому они фокусируются на улаживании конфликта через беседы со сторонами. Также тупиковым вариантом им кажется штрафования нарушителей, которые из-за недостатка средств не могут заплатить, следовательно, совершают еще одно правонарушение.

Центры социальных услуг ведут свою работу по противодействию домашнему насилию: информационно-разъяснительную работу, предоставляют психологические, юридические и социальные консультации, а также ведут сопровождение семей, оказавшихся в сложных жизненных обстоятельствах.

Мобильные бригады социальной и психологической поддержки, в дополнение к вышеперечисленному, осуществляют плановые визиты и срочные выезды в случае угрозы жизни или здоровью потерпевших. Так, в случае угрозы жизни или здоровью время реагирования бригады варьируется от 20 минут в Бахмуте и Бахмутском районе до 3 часов в Попаснянском.

Хотя количество обращений в центры и бригад меньше чем в полицию. При этом и центры, и бригады дополнительно информируют полицию об острых случаях.

Пострадавшие от домашнего насилия могут также обратиться:

  • в центры вторичной правовой помощи;
  • в центры дневного пребывания (Мариуполь) и приюты для жертв насилия (Славянск, Дружковка, Рубежное, Мариуполь и т.д.), которых очень не хватает;
  • в кабинеты неотложной анонимной медицинской помощи, которые обычно разворачиваются на базе гинекологических отделений больниц.

По словам респондентов, самым распространенным типом насилия, с которым они сталкиваются, является психологическое (унижение, травли, преследования, шантаж и манипуляции). Физическое насилие также было упомянуто, но почти ни разу с первым. Как пояснил один из опрошенных, люди не склонны сообщать о таких случаях, или отзывают заявления позже. Кое-где еще и ссылались на насилие экономического характера, объясняя его как сокрытие заработков или единоличные финансовые решения.

Среди основных причин домашнего насилия информанты называли высокий уровень безработицы и злоупотребления алкоголем. В Торецкой военно-гражданской администрации также указали на распространенность насилия в семьях с ветеранами АТО / ООС, страдающих посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР).

Карантин добавил к тому же обострение конфликтов из-за постоянного пребывания в замкнутом пространстве. Кроме того, во время пандемии жертвы чаще были вынуждены и дальше сожительствовать с обидчиками.

Центры социальных услуг зафиксировали скачок в количестве обращений и предоставленных услуг. В основном центры переключились на консультирование по телефону или онлайн. Хотя Торецкий центр остановил прием, но осуществляет визиты на дом, а в Волновахе консультации проводят под открытым небом.

Похожим образом карантин повлиял и на функционирование мобильных бригад: большинство из них работает онлайн или по телефону.

Полицейские не указывали на существенные изменения в своей работе.

Местные ведомства выделили основные препятствия в деятельности по противодействию и предотвращению насилия:

  • недостаток кадров: психолога (Торецкий ЦСП), юриста (Бахмутская районная бригада), полицейских в Волновахском и Торецком отделениях.
  • отсутствие или недостаток транспортных средств и топлива (Торецкий, Волновахский, Попаснянской ЦСП; Бахмутская районая бригада; Волновахский отдел полиции);
  • отсутствие кризисного центра для женщин (приюта) в Бахмуте и Авдеевке;
  • отсутствие центра матери и ребенка в Торецке;
  • отсутствие средств самозащиты в мобильных бригад в случаях столкновения с агрессивными обидчиками;
  • отсутствие действенных средств и инструментов работы со злостными обидчиками у центров и бригад.
  • низкая осведомленность полиции об использовании запретительных предписаний;
  • отсутствие транспортного сообщения между городом Авдеевка и судом в Селидово.
Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять