RU
Все новости

Увольняют с «волчьим билетом»: Рассказ ковид-врача о работе в «красной зоне» Донецка

В больнице Донецка / Фото из открытых источников
В больнице Донецка / Фото из открытых источников

В «ДНР» медики, работящие с ковидными больными, боятся рассказывать о своей работе, им запрещено какое-либо общение с журналистами. Несмотря на запреты, одна из врачей Донецка согласилась рассказать российской «Комсомольской правде» об истинной ситуации в «красной зоне». Например, уволившихся в этот период медиков уже нигде не возьмут на работу. При этом катастрофическая нехватка медперсонала. В отделении, где работает женщина, противочумных защитных костюмов хватает, но медиков массово не обследуют на коронавирус. Сама она тоже переболела COVID-19.

Данная врач молодая, недавно окончила университет. Специализация ее была далека от инфекционных болезней, но сейчас вне зависимости от профиля всех направляют на борьбу с COVID-19. Далее – ее рассказ…

У нас своя передовая и оставлять ее нельзя

– В это отделение я попала по распределению год назад, а потом его перепрофилировали под лечение больных коронавирусом. Я понимала все риски и, если бы захотела, могла уйти. Но я люблю свою профессию, как бы пафосно это не звучало.

Специального обучения не было – оно проходит прямо здесь и сейчас, в режиме настоящего времени. Мы постоянно изучаем опыт коллег, результаты новых исследований, получаем протоколы лечения. Конечно, нас приезжают консультировать инфекционисты.

И хотя штат отделения расширили, однако врачей все равно не хватает. Кстати, теперь царит негласное правило: медиков, которые в столь непростой момент написали заявление об уходе, могут не взять на другую работу. Подобный поступок расценивается, как профнепригодность.

Мужской гель для бритья выручает

– Но если с врачами дела обстоят еще плохо, то со средним и младшим персоналом – вообще катастрофа, такая текучесть кадров там. Очень жаль, что труд младшего медперсонала не оплачивается должным образом. 100% надбавки должны быть у всех! Врачи не проводят столько времени в «красной зоне», как наши медсестры и санитарочки. Это на них ложится выполнение всех назначений и процедур, контакты с больными – причем в полном обмундировании.

Перед входом в «красную зону» мы оставляем свою одежду в чистой зоне, там же хранятся все истории болезни. Изучаем их на месте, запоминаем все особенности назначений, обследований и переодеваемся в так называемые средства индивидуальной защиты. С каждым месяцем они становятся все разнообразней. В принципе, защитных костюмов хватает на всех. Оставаясь в футболке и легких брючках, облачаемся в противочумный комбинезон. Надевать его начинаем снизу, на голову одевается специальный капор и сверху него противочумный капюшон. Затем – маска, респиратор, на лицо – специальный щиток, и только в конце – перчатки. Принцип такой: ни один участок тела не должен быть открыт.

Сейчас пациентов очень много, а потому в подобном обмундировании приходится работать по 6 и более часов. Медсестрам и санитаркам – и того больше, на них манипуляции и весь уход за больными. Стараемся помогать им, ведь работы сейчас очень много. Первые дни, приходя домой, я просто падала с ног, сейчас уже втянулась понемногу.

Сложность не только в том, что в респираторе тяжело дышать, но также в том, что лицевой щиток быстро запотевает от дыхания, из-за чего ты словно в тумане. Перепробовали множество средств против запотевания стекол. Бесспорным победителем оказался мужской гель для бритья.

Переболела в легкой форме

– Несмотря на все меры предосторожности, я заболела. Где подхватила вирус, сложно сказать. Это могло произойти в транспорте, магазине, да где угодно! Случилось это в начале осени. Болезнь протекала в легкой форме – температура до 38°, отсутствие обоняния, притом, что нос не был заложен. Также отсутствовал вкус, а вот одышки у меня не было.

Болезнь протекала совсем нетипично для обычной респираторки. Особенно изводили слабость, уныние и хандра, которые охватили меня буквально на четвертые сутки. Было ни до кого, отсутствовал интерес к жизни, хотя мне это не свойственно. Но тут как будто кто-то высосал мои силы. Меня постарались изолировать, и, к счастью, я не заразила родных.

Через две недели наступило выздоровление, я заново прошла обследование и уже вскоре была в строю.

Кстати, в нашем отделении переболели немногие. Но все же хотелось бы, чтобы стало доступным тестирование всех медработников. Сейчас с ПЦР-диагностикой проблемы, мазки берут избирательно: видимо, очень высокая загруженность лаборатории. Но буквально на прошлой неделе по линии гуманитарной помощи к нам поступили экспресс-тесты на выявление иммуноглобулина. Капля крови из пальца – и ответ готов в течение 15 минут. Хотелось бы, чтобы таких тестов у нас было побольше.

Во второй раз болезнь протекает тяжелее

– Многие говорят, что сейчас идет вторая волна заболеваемости. Это не так. У нас еще и первой-то не было, весной диагностировали единичные случаи. Увы, повторное заражение – далеко не редкость, причем, как правило, во второй раз болезнь протекает гораздо сложнее. Уже не будет ее бессимптомной или легкой формы. И это не миф, а реальность. По данным последних исследований, антитела в организме вырабатываются в течение всего лишь трех месяцев, а после человек снова подвержен вирусу, как будто ранее и не болел.

Что касается медикаментов, то гуманитарная помощь предоставляет нам большой спектр антибактериальных и противовирусных препаратов, но далеко не в должном количестве. Их хватает для начального лечения, когда пациент только поступает в отделение. Затем приходится просить помощи у родственников.

Давно не секрет, что больницам не хватает аппаратов искусственной вентиляции легких, хорошо, хоть в Донецке уже начали производить свой кислород. Очень много пациентов, требующих кислородной поддержки. Ведь эта болезнь опасна своей непредсказуемостью. Порой сатурация (насыщение крови кислородом) падает очень стремительно. Только была, скажем, 94 – и вдруг за считанные часы падает до 82. А это показание для экстренной реанимации.

За три года переболеем все

– Конечно, имея опыт работы в «красной зоне», меня удивляют «ковидные диссиденты» – те, кто утверждает, что вируса нет, протестует против ограничительных мер и средств защиты. Правда, в последнее время таких становится все меньше.

Переболеем мы все. На это уйдет года три, в лучшем случае. И, дай бог, чтобы переболели все только в легкой форме.

Изучаем свежие советы от коллег из РФ: как вести пациентов, чем лечить. Получили 9-ю версию клинических рекомендаций. Их должен знать каждый врач, независимо от специализации.

Вот, скажем, интересные сведения про разрекламированный «Коронавир», стоимостью в 15 тыс. руб. (6 123 грн по местному курсу, – ред.). К слову, для лечения необходимо две упаковки. В нем действующее вещество – фавипиравир. А в известном всем нам «Арбидоле» – умифеновир, и стоимость его порядка 300 руб. (125 грн). Даже если умножить на два, это все же не 30 тысяч. Я изучила не просто рекомендации к этим препаратам, но и последние исследования. Одной группе пациентов давали умифеновир, другой – фавипиравир. Так вот, по эффективности они идентичны, излечение наступало в обеих группах, только при приеме «Арбидола» на двое суток позже. Поэтому переплачивать нет никакого смысла. Но предприимчивые фармацевты наживаются на паникерах.

Роль витаминов Д и С не преувеличена, они показаны всем. По последним рекомендациям антиагреганты – аспирин или кардиомагнил – в профилактической дозе (75 грамм) показаны лицам старше 45 лет. Это снизит риск тромбоэмболических осложнений.

Все это необходимо делать ежедневно, в целях профилактики в период повышенной вирусной нагрузки. И никакого бесконтрольного приема антибиотиков! Не усложняйте жизнь себе и врачам, которые потом не будут знать, от чего вас лечить. И, конечно же, не забывайте о правильном питании, физических нагрузках, контрастном душе, прогулках на свежем воздухе, дыхательной гимнастике. Большинству из нас это не привито с детства, а жаль. Это наш иммунитет, наша защита.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять