RU
Все новости

Переехали из Донецка: Как работают судмедэксперты в Мариуполе в условиях войны и пандемии (Фото)

Здание Донецкого областного бюро в Мариуполе
Здание Донецкого областного бюро в Мариуполе / Фото: svoi.city

Донецкое областное бюро судебно-медицинской экспертизы сейчас работает в Мариуполе. Ранее предприятие базировалось в Донецке, а его отделения были во всех городах области. В 2015 году бюро начинало работу как перемещенное предприятие. Его возглавляет переселенец Сергей Киргет, передают «Свои.city».

Киргет акцентирует, что судмедэксперт – это не патологоанатом. «Патологоанатомическому исследованию подлежат граждане, умершие в лечебных учреждениях по болезни, для установления диагноза, его подтверждения или опровержения. Основная задача судмедэкспертов – исследовать и установить причину смерти, определить степень тяжести причиненных повреждений. В этом и заключается отличие судмедэксперта от патологоанатома. Мы работаем в соответствии с постановлениями правоохранительных органов, которые определяют, где нужно наше вмешательство и экспертная оценка», – отмечает он.

Сергей Киргет

Донецкое областное бюро – одно из старейших в Украине. Оно выполняло наибольший объем работы по всей стране. Особенно большая нагрузка была во время активных военных действий на Донбассе. Рекордным стал 2015 год, тогда из-за прироста смертности среди военных и гражданского населения приходилось отправлять тела в Днепр. Сейчас такой необходимости нет. Вскрытие выполняют эксперты на местах, материалы для исследования отправляют в Мариуполь. Бывает такое, что работать приходится чуть ли не круглосуточно, а бывает, что по несколько дней не бывает загруженности.

В обществе к представителям профессии относятся с интересом, просят рассказать истории из рабочей практики. А есть и те, кто удивляется, мол, тяжелая и очень специфическая работа. «Да, специфическая, но очень интересная. Мы решаем сложные задачи. Вот тело попало к нам, мы его внимательно исследуем, лаборант изучает материалы и пробы, санитар готовит тело к выдаче. Это прежде всего наша работа. А удовольствие мы получим, когда решаем поставленные перед нами задачи, когда помогаем следствию», – говорит Сергей Киргет.

В 2017 году департамент здравоохранения Донецкой облгосадминистрации начал активно финансово помогать учреждению. Именно тогда и были полностью восстановлены лаборатории: иммунологическая, гистологическая, медико-криминалистическая.

Часто закупают сюда и современное оборудование. Например, газовый хроматограф – прибор для разделения смеси веществ на монокомпоненты. Благодаря ему определяют наличие в теле человека вредных веществ (например, этанола, наркотиков и т.п.). Таких в нашей стране два: первый в Киевском научно-исследовательском институте судебных экспертиз, второй – в Мариуполе.

Уникальность этого аппарата заключается в том, что человек в эти процессы почти не вмешивается, а на анализ уходит до 10 минут.

Новый хроматограф

«По сравнению с прошлым годом, количество анализов по всей Донецкой области выросло в полтора раза. Если за весь 2019-й мы сделали их 4000, то на данный момент уже перешли отметку в 5000. Объемы работы растут. Все больше становится смертей от отравления наркотиками. Буквально сейчас сделали анализ, где установили, что молодой человек отравился метадоном», – рассказывает заведующий отделением токсикологии Донецкого облбюро Михаил Зинченко.

Среди основных проблем бюро Сергей Киргет выделяет две. Первая – кадровый голод. Сейчас лаборатории очень не хватает сотрудников. Основная причина, по его мнению, – слишком длительное обучение. После 6-ти лет в медицинском вузе надо 1,5 года пройти интернатуру, выучиться по общей экспертизе, а потом получить специализацию в подразделении лаборатории.

Вторая проблема – помещения. Сейчас бюро арендует помещение для токсикологов, комиссионного отдела, администрации и бухгалтерии.

«Город нам ничем помочь не может, потому что мы областная структура. В профильном департаменте обещают решить проблему уже в следующем году. Есть вероятность, что мы все разместимся в одном здании, за исключением отдела экспертизы трупов: у них достаточно помещений, хорошие условия», – поясняет Киргет.

Здание бюро в Мариуполе

Надеются сотрудники и на то, что будут усовершенствованы внутренние приказы Министерства здравоохранения. Сейчас эксперты работают с документами 1995 года, однако законодательная база потерпела существенных изменений.

«Часто бывает так, что те же правоохранители оформляют документы так, как указано в обновленной постановлении, а мы принять их не можем, потому что работаем с устаревшими образцами. И приходится все переделывать. Поэтому мы постоянно на связи с копами», – делится и.о. заведующего отдела судебно-медицинской экспертизы трупов Сергей Комышан.

Коронавирусная болезнь также изменила работу сотрудников бюро. Комышан говорит, здесь делают все возможное, чтобы минимизировать контакт во время исследования трупа: «Мы стараемся не делать лишних движений, не контактировать с предметами. Перед вскрытием все готовим заранее».

Сейчас нет официальных данных о том, есть ли угроза заражения коронавирусом от мертвого человека. Поэтому на всякий случай сотрудники бюро стараются максимально соблюдать правила безопасности.

Кроме того, они ведут информационную работу с родственниками умершего. «Мы делаем все, чтобы остановить распространение вируса. Сначала рассказываем близким погибшего о мерах безопасности, а уже потом заводим на опознание. На эту процедуру запускаем не более 1-2 человек. После, согласно санитарным нормам, оповещаем сотрудников похоронных служб о причине смерти человека», – рассказывает Комышан.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять