RU
Все новости

В плюсе сурки, лебеди, выдры: Как 6 лет без охоты изменили фауну Донбасса (Фото)

В Донецкой и Луганской областях полноценная охота была запрещена с 2014 года для предотвращения возможных недоразумений и эксцессов с военными. Существенное сокращение отстрелов повлияло на животный мир Донбасса – это дало резкий рост популяций. На территории начали появляться животные, которые считались на грани вымирания или которых вообще многие годы не видели здесь экологи. Об этом в Facebook написал председатель Донецкой региональной организации «Всеукраинская экологическая лига» Алексей Бурковский.

Он рассказал, что в 2014 году боевые действия заставили животных мигрировать в спокойные территории. Однако уже весной 2015-го линия соприкосновения стабилизировалась и все дальнейшие изменения в состоянии популяций уже были связаны с фактором отсутствия охоты на большей части Донбасса, где не было ни боевых действий, ни охоты.

За эти 6 лет иногда проводился санитарный отстрел диких животных, за последние 2 года также появилось браконьерство (с 2014 по 2017 год браконьерство впервые в истории было практически нулевым). Но влияние данных факторов было минимальным.

Эколог подчеркивает, что при этом в период запрета охоты все другие факторы продолжали действовать почти без изменений: «агропредприятия обрабатывали поля, заводы и шахты загрязняли реки, горение степей и лесополос не прекращались».

«Весну 2015 года можно считать первым этапом в воссоздании животного мира региона. С того момента луга, степи, водно-болотные угодья начали наполняться живностью… Если в 2013 году уже редко можно было встретить даже дикую утку крякву, то с 2015-го вместо отдельных уток стали появляться небольшие стайки, потом стаи. Однажды в 2018 я спугнул потрачу уток количеством более 70 особей!», – описывает Бурковский.

Начали восстанавливаться виды, которые почти исчезли в этой местности еще лет 10-15 назад, например, чирок. Можно встретить также и гуся серого. «В конце концов, начали встречаться водоплавающие виды, которых раньше вообще здесь не было, по крайней мере с конца 80-х годов прошлого века. Например, стал появляться занесенный в Красную книгу Украины огарь», – продолжает эколог.

За период запрета охоты имел место рост популяции перепелов, фазанов, хищных птиц, лебедя-шипуна.

«Это так удивительно, когда ты отходишь от собственного дома буквально на 200-300 м и можешь встретить краснокнижного коршуна, полевого или лугового луня, которых раньше не мог увидеть годами. За такие виды как пустельга, болотный лунь, канюк вообще речи не идет – их видишь постоянно… В 35-40 км от меня находится ландшафтный парк "Клебан-Бык", на территории которого есть стабильная популяция лебедя-шипуна. Как только запретили охоту, то он начал быстро распространяться оттуда на соседние территории», – пишет эколог.

Изменения коснулись и млекопитающих. В первую очередь, запрет охоты отразился на популяции зайцев, лис, косуль. «Конечно, увидеть зайца можно было и раньше, но за всю свою жизнь я не помню такого, чтобы в поле зрения можно было видеть сразу 5-7 зайцев, и которые не очень тебя боятся. Значительно возросла популяция косули (серны европейской). Если раньше, я мог увидеть это животное раз в 2-4 года, то после запрета охоты я начал встречать ее несколько раз в год», – отмечает эксперт.

Начал распространяться дикий кабан. Появилась выдра, и ее популяция постепенно растет.

Особо Бурковский остановился на теме сурков в степях Донетчины: «Думаю, если бы не запрет охоты, то сурок остался бы в Донецкой области только в пределах объектов природно-заповедного фонда. Те, популяции, мне были известны до запрета, находились уже в одном шаге от полного вымирания. Запрет охоты изменил ситуацию с байбаком кардинально. Он не просто был спасен, он показал значительный прирост. При этом прирост не только особей, но и новых его колоний».

Бурковский сообщил, что сейчас увеличилось количество районов Донецкой области, где охота разрешена. В этом году запрет касается только прифронтовых Бахмутского, Марьинского, Ясиноватского районов и частично на территории Волновахского и Константиновского районов (не ближе 40 км от линии соприкосновения).

«Такой вот философский парадокс – линия разграничения, будучи линией смерти для людей, создает сейчас для животных полосу жизни шириной в 40 км», – заключает эколог.

Как сообщалось ранее, в январе 2020 года в Донецкой области был продлен запрет на охоту, но основные ограничения сняли осенью.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять